Ювенальные технологии что это такое


Угроза ювенальных технологий в России

Проблема ювенального подхода в сфере семьи и детства явно обозначилась в России с 2009 года, когда парламентские слушания в Госдуме РФ по «ювенальным технологиям» (при содействии ЮНИСЕФ и Министерства юстиции США) вызвали негодование ряда православных общественных организаций.

Сама постановка вопроса с тех пор существенно изменилась. Слухи о «торговле детьми на органы» уступили место более глубокому осознанию проблемы, которая носит системный характер и проявляется на разных уровнях. Сейчас можно сделать вывод о том, что ювенальный подход противопоставляет детей и родителей, а также ставит узко понимаемое благополучие индивида выше семейных (кровно-родственных) социальных связей, даже в ущерб личному выбору человека.

Ювенальные технологии часто определяют как  систему защиты прав детей, при которой права детей поставлены выше прав их родителей, принята презумпция виновности родителей, а детям директивно вменены некоторые обязательные к реализации права в ущерб их полноценному развитию.

К конкретным проявлениям ювенальных технологий относят:

  • случаи отнятия детей из семей без достаточных на то оснований;
  • антисемейную информационную политику, направленную на взрослых и детей;
  • подрыв и дискредитацию института семьи через общественные и образовательные проекты, включая работу с профильными специалистами в сфере детства;
  • законодательные инициативы, продвигающие ювенальный подход;
  • ювенальные принципы в программных документах власти.

В стратегическом, идеологическом и политическом смысле источником ювенального подхода являются современные западные (европейские) страны. Оттуда же исходят инициативы по продвижению ювенального подхода в России. Ниже мы кратко опишем суть и смысл всех перечисленных явлений.

Отнятие детей из семей без достаточных оснований

Изъятие ребёнка — крайняя мера, которая применяется при непосредственной опасности для жизни и здоровья ребёнка со стороны семьи (родителей). Обычно ребёнок помещается в специальное учреждение, где нет прямой угрозы его жизни и здоровью. По официальной статистике, число лишений родительских прав с 2008 года снизилось с 74 тыс. до 56 тыс. в 2010 году. Количество изъятий постепенно снижается до уровня конца 80-х годов. Но тревогу сейчас вызывает не число, а характер этих изъятий, а также причины, по которым в последние годы отнимают детей из семьи. Для иллюстрации приведём несколько примеров.

Борисевичи (Новосибирская область)

Елена Викторовна Борисевич воспитывала двоих своих внучек — Фатиму и Ульяну — с младенчества. Мама девочек, дочь Елены Викторовны, умерла при родах. Отец покинул страну. В деревне бабушка старалась дать девочкам всё необходимое: они посещали кружки, жили в отдельной комнате, младшая проходила лечение, старшая готовилась к школе. 14 августа 2012 года девочки были изъяты из семьи органами опеки. Они провели в приюте почти полгода, пока шло судебное разбирательство. Семью поддержала православная общественность и движение «Суть времени». В итоге Борисевич выиграла дело о восстановлении опекунства. Внучек бабушке вернули.

Шевалдины (Нижегородская область)

Фото издания “Комсомольская Правда”

В результате пожара Шевалдины потеряли дом, машину и всё имущество, так что они с четырьмя детьми вынуждены были жить в маленьком домике. В школе у 11-летней дочери обнаружили следы родительского наказания. По сигналу из школы органы опеки забрали девочку в приют, не уведомив родителей. Спустя 3 дня отобрали остальных детей. Затем на супругов подали в суд с целью лишения родительских прав. Разбирательство длилось да февраля по апрель. В результате суд вынес решение в пользу семьи, и детей возвратили родителям.

Любопытно, что инициатором изъятия фактически выступила школа, учителя которой недавно прошли обучение по программе ЮНЕСКО за рубежом. А глава опеки одновременно находилась под следствием по уголовному делу о мошенничестве и злоупотреблениях. Представителем семьи на судебном процессе была глава Родительского Всероссийского Сопротивления (РВС) Мария Мамиконян.

Низамутдиновы (Новосибирская область)

Мама Оскара вскоре после рождения сына перенесла тяжёлое лечение, которое привело к инвалидности. Бабушка стала опекуном внука, хотя мать тоже воспитывала сына. В июне 2012 года опека Бердска отобрала Оскара, поместив его сначала в приют, а затем в школу-интернат. В ноябре 2012 года опека подала в суд на мать об ограничении её в родительских правах. В феврале к делу было привлечено внимание прессы и общественности. При посредничестве активистов Родительского Всероссийского Сопротивления (РВС) сына вернули матери по её заявлению 28 февраля 2013 г., то есть Оскар провёл в интернате полгода.

Мотивы изъятия детей

Таковы типичные случаи изъятия детей в рамках ювенального подхода. Во всех подобных случаях аргументы чиновников весьма схожи.

Из акта проверки по делу Борисевичей: «В квартире грязно, неприятный запах, в кухне грязная посуда, на полу мусор, мебель имеет неопрятный вид. В комнате подопечных беспорядок. ...Продукты питания имеются в ограниченном количестве».

Из акта проверки по делу Низамутдиновых: «В ванной комнате нет средств гигиены и полотенец, ванная грязная. … Всё происходящее в квартире опекун объяснила состоянием ремонта».

Комментарий опеки по делу Шевалдиных (семья купила деревянный флигель после того, как у них полностью сгорели дом и машина): «В доме нет крыльца и только одна комната, где все спят.. Дети спят рядом с туалетом и кухней».

Итак, в качестве опасных для детей факторов приводятся отнюдь не алкоголизм или наркомания членов семьи, не преступный образ жизни родителей, не прямая угроза детям, а факты, говорящие либо о материальных затруднениях в семье, либо о (возможно!) сниженном культурном уровне семьи.

Частный произвол или системная проблема?

Похоже, органы опеки не видят иных способов помочь ребёнку, кроме как изъять его из семьи. Отремонтированный приют, пятиразовое питание в столовой и другие удобства считаются приоритетными по сравнению с целостностью семьи и пребыванием ребёнка с родителями. Семейные родственные связи ценятся ниже стандартов проживания. Уникальная семейная среда не признаётся ключевым фактором социализации для ребёнка.

Более того, часто родителей объявляют главными врагами ребёнка. Так, в случае Оскара Низамутдинова, вернув ребёнка после полугодовой разлуки с семьёй, опека на официальном сайте администрации города пишет: «… российские дети нуждаются в защите … от собственных родителей». Далее опека говорит о необходимости изменения российского законодательства в сторону его большей строгости по отношению к родителям. Но сейчас большой проблемой является правовое невежество семей и, как следствие, беззащитность перед государственными органами.

Обычно проблема социального расслоения в обществе решается системно и на государственной уровне. Но в рамках ювенального подхода «борются с бедностью», разрушая семью. Термин «социальное сиротство» всё чаще подразумевает ребёнка из бедной семьи, и потому отобранного у родителей.

При этом социальное разобщение и декультурация затрагивают всё общество, включая богатых и бедных, многодетных и несемейных. Большую роль в этом играет искажённая картина социума как «сообщества свободных индивидов». В этой модели, далёкой от реальности, отношения и жизнь людей регулируются писаным законом и личным интересом к индивидуальному материальному благополучию. Человек предельно атомизирован, а коллективные, в том числе семейные связи, обесцениваются и уничтожаются. Возможно, что мотивы действий чиновников по отношению к семьям навязаны данной социальной моделью.

Возмущение граждан и его причины

В обществе назревает острая дискуссия по вопросу о роли и месте семьи в жизни ребёнка, о ценности уникальных детско-родительских отношений, а также о способах противостояния различным видам социального зла. Бороться следует системно или частно? На государственном уровне или на уровне некоммерческих организаций? Сохранить проблемную семью, помогая ей, или разрушать семью, помещая ребёнка в «благополучные» условия? И тому подобное. Характерно широкое общественное возмущение изъятием детей в том случае, когда об инциденте становится известно через прессу или общественные организации.

Можно ли решить проблему ювенальных технологий путём привлечения общественного внимания лишь к частным случаям отнятия детей? Скорее всего, нет. Системная проблема требует системного решения. Однако важен каждый ребёнок, которого удалось уберечь от необоснованного сиротства. И потому адресная реакция прессы и граждан на последствия ювенального подхода в работе с семьёй необходима.

Антисемейная информационная политика

Общий культурный фон отнюдь не способствует сохранению семейной коллективности, отношениям любви и доверия между людьми. Но этого мало. В России нарастает процесс, который можно назвать «антисемейной информационной политикой». Кроме того, дискредитация семьи проводится в ходе образовательной работы с профильными специалистами: педагогами, социальными педагогами, психологами и работниками в сфере защиты детства.

rvs.su

Ювенальные технологии – это возможность понять ребенка - НАШ КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ

Более того, у зарождающегося в России правового направления уже немало критиков, считающих, что не стоит применять чужие методы к аутентичным российским реалиям. Квинтэссенция неприятия – образ школьника, подающего в суд на родителей, этакого современного Павлика Морозова. Между тем статистика свидетельствует о том, что жестокость по отношению к детям становится чуть ли не нормой жизни. Что же делать? По мнению нашего собеседника, депутата Законодательного собрания Марины Назаровой, начинать надо не с юстиции, а с профилактики, не с судебных разборок, а с популяризации научных знаний о детской психологии среди населения.

– Марина Владимировна, какая проблема сегодня выходит на первый план: детская преступность или преступления против детей?

– Количество детей, пострадавших от посягательств со стороны взрослых, растет несколько лет подряд. За предыдущий год вдвое повысилось зарегистрированное количество насилия со стороны именно родителей. Не маньяк травмирует психику нашего ребенка, нападая из-за угла, а собственные родители. В два с половиной раза выросло количество мам и пап, отказывающихся содержать своих детей. Опросы среди населения показывают, что менее половины опрошенных – 45 % – считают семью полностью ответственной за своего ребенка, 25 % уверены, что ответственность должна нести школа, 22 % перекладывают ответственность на органы милиции. Как известно, насилие порождает насилие. Дети, испытывающие жестокое отношение, да еще и со стороны самых близких людей, вымещают боль и обиду на окружающих. Именно поэтому одним из направлений деятельности партии «Единая Россия» является работа с детьми и подрастающим поколением, с семьями, где есть дети. Мы вплотную сотрудничаем с комиссиями по делам несовершеннолетних всех уровней, уполномоченными по делам человека и делам ребенка в Красноярском крае.

– Конечно, прежде всего детьми должны заниматься родители. Но вот со стороны общества кто несет ответственность – милиция, школа?

– Знаете, вроде бы у нас много внимания уделяется детству, много участников, которые каждый в своей сфере что-то делает. Вместе с тем налицо межведомственная разобщенность. Отсутствие межведомственной координации и приведение общих усилий в единый вектор приводит к снижению эффективности вроде бы нужной работы. Но проблема кроется не только в недостаточной координации. В большей степени структуры работают уже со следствием. Внимание на ребенка и его родителей обращается только тогда, когда проблемы уже начались. Постоянные драки или следы побоев стали видны окружающим. Их уже невозможно не увидеть. По моему мнению, проблемы надо предупреждать, работать с причиной. Одним из действенных способов профилактической работы, направленной на предупреждение преступлений, являются ювенальные технологии, например распространенные на Западе социально-психологические тренинги.

– А разве ювенальные технологии – это не те пресловутые процессы, когда ребенок в судебном порядке преследует собственных родителей?

– Не надо путать ювенальную юстицию с ювенальными технологиями. Юстиция – это судебная, карательная система. Технологии работают на поле профилактики, снижая необходимость вторжения силовых мер. Сегодня ювенальные технологии необходимо донести до самой широкой аудитории. Это особенно важно для российского общества, где воспитание ремнем, углом, криком и подзатыльником считается единственно верной схемой воздействия. На данный момент в СФУ несколько факультетов – юридический, социально-правовой и психолого-педагогический – разрабатывают специальную программу, по которой будут сертифицированы тьюторы (наставники) из числа преподавателей университета. Планируется, что в течение текущего года они обучат 1 000 социальных педагогов из школ всех районов Красноярского края. Педагоги, обученные ювенальным технологиям, смогут работать не только с неблагополучными подростками, но и со всеми школьниками. Кроме того, тренинги будут проводиться и на местных предприятиях, среди взрослых людей всех поколений, вне зависимости от наличия у них детей или внуков. Понимать психологию детей и подростков различных возрастных периодов должны уметь все. В плюсе останутся и педагоги. Занятия с коллективами предприятий не станут очередной нагрузкой. Кроме социальной миссии педагоги, заключая контракт с институтом повышения квалификации работников образования, получат за проведение тренингов достойную оплату. Кроме того, мы предполагаем, что сертифицированные специалисты войдут в комиссии по делам несовершеннолетних на местах, с новыми знаниями сделают работу комиссий эффективнее. Популяризация ювенальных технологий поможет родителям лучше понимать мир своих детей, их мотивы к общению с внешним миром, мотивы к качеству обучения, их мечты и устремленность в будущее. Придать им правильный вектор развития, при необходимости получить квалифицированную консультацию у профессионального психолога.

Если данное направление начнет приносить положительные результаты, обучение пройдут и все другие специалисты, работающие с детьми.

gnkk.ru

Ювенальные технологии как вид современного оружия массового поражения

По словам Николая Бондаренко, одна из главных целей ювенальной юстиции - разрушение процесса передачи традиций от поколения к поколению …

Ювенальные технологии – это разновидность социальных технологий, представляющих собой вид современного оружия массового поражения.Это оружие имеет несколько поражающих факторов, о которых много рассказано в статьях по данной проблеме. Но, как и всякое оружие массового поражения, оно в соответствие с замыслом его разработчиков, имеет свою основную цель.

Основная ударная мощь ювенальных технологий направлена на разрушение процесса передачи базовых ценностей, традиций той или иной культуры от поколения к поколению, который осуществляется посредством ВОСПИТАНИЯ.

Как известно, неотъемлемым  и неотделимым элементом процесса воспитания является НАКАЗАНИЕ, которое, надо отметить, в русской, да, собственно, и во всех других национальных культурах никогда не являлось понятием нарицательным, но, несущим позитивный смысл. Наказание происходит от слова наказ (наставление, поучение).Воспитание без наказания не возможно, поскольку наказание способствует усвоению воспитуемым того, что есть хорошо и того, что есть плохо, того, что есть добро и того, что есть зло. Об этом свидетельствуют все значимые и известные человечеству труды по педагогике.Неслучайно краеугольным камнем пропаганды сторонников ювенальных подходов являются уже набившие оскомину рассуждения о НАСИЛИИ. Неслучайно сторонники ювенальных подходов всеми правдами и неправдами пытаются внедрить в российское законодательство или подзаконные акты понятия о МОРАЛЬНОМ НАСИЛИИ, ЭМОЦИОНАЛЬНОМ НАСИЛИИ, такое спорное понятие, как право ребенка на информацию.По замыслу разработчиков ювенальных технологий, в случае, если родители, учителя, в процессе воспитания  будут проявлять эмоциональное или моральное «насилия» над детьми, ювенальная система должна будет незамедлительно «помогать» детям уклоняться от воспитательного процесса, апеллируя к третьей стороне, т.е. специально созданным ювенальным органам.Смысл этих мер и мероприятий прост – они позволят в кратчайший промежуток времени прервать связь поколений, прервать процесс передачи базовых ценностей, традиций тех или иных национальных культур от поколения к поколению.

Как известно, либеральная общественность сделала все, что бы уничтожить воспитательную компоненту в школе. Семья же пока еще с трудом, но несет в себе заложенную Творцом важнейшую воспитательную функцию, обеспечивая связь поколений. Прервав же процесс воспитания в семье или значительно понизив его эффективность, формирование последующих поколений граждан России будет всецело происходить в  сети Internet, СМИ и под воздействием программ идеологически захваченного либералами Минобра.

В итоге в России будут формироваться поколения граждан, оторванные от ее истории  и культуры, не знающие свои традиции, не почитающие своих святынь и родителей. Таким образом, ювенальные технологии – это современный вид оружия массового поражения, используемое для разрушения национальных государств с целью встраивания последующих поколений граждан этих государств в создаваемый мировой финансовой олигархией Новый Всемирный Вавилон. Как показано выше ювенальные технологии содержат в себе меры и мероприятия, способствующие ПОЛЗУЧЕМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ ПЕРЕВОРОТУ.Как уже становится понятным, разработчиками данных социальных технологий  являются люди весьма незаурядных способностей, имеющие глубокие познания в различных отраслях знаний. Как опытные минеры, они «пакуют» свои смертоносные изобретения в упаковку рассуждений, в данном случае,  о правах детей. Кроме того, как злые гении «минирования» национальных государств, они придумали многие ловушки, систему многоуровневой защиты от разминирования, построенную по принципу луковицы. При разминировании вам может показаться, что вы уже выполнили задачу, но не тут-то было… Вдруг, находится новая цепь, требующая разрыва со стороны того, кто занимается разминированием.Лучшей средой распространения подобных социальных технологий является доминирующий в той или иной стране, в качестве неофициальной идеологии, неолиберализм. Неолиберализм – это та мутная вода, в которой очень удобно склонить общественное мнение к необходимости использования подобных «лекарств» для лечения каких-нибудь болезней общества, которые на самом деле оказываются «ядом». Более того, можно даже убедить общество в наличие несуществующей болезни, как например, наличия «рек детской крови, льющейся в российских семьях». Хочу напомнить, что по официальной статистике МВД, преступления насильственного характера в отношении несовершеннолетних детей, происходящих в семьях, составляют лишь 8% от всех подобных преступлений. Т.е. 92% преступлений происходит вне семьи. Нас пытались убедить в обратном, пытаясь представить бездоказательную статистику некоторых экспертов.Но, не только неолиберализм способствует внедрению подобных технологий в законодательства национальных государств, который более всего создает «ценностно-оправдательную» среду для подобных новаций. Прежде всего, этому способствует коррупция. Если бы часть российского чиновничества не продавалась, то ее нельзя было бы купить ради продвижения заморских новшеств. Тогда бы не приходилось всему народу вставать на дыбы, чтобы его все-таки смогли услышать. «Ювенальный бред» продвигался в России в основном за счет «аппаратного подкупа», безответственности отдельных чиновников, которые должны были бы по долгу службы разобраться в этой проблеме. Но, как говорится, деньги для многих застилают сознание, некоторые за деньги и мать, и родину готовы продать. От таких нужно, прежде всего, нещадно очищать и Администрацию Президента РФ, и Аппарат Правительства РФ, как органах государственной власти, где подготавливаются, разрабатываются важнейшие решения для страны. От этих агентов корпоративных интересов много бед в нашем государстве. К сожалению, чтобы риски внедрения ювенальных технологий в российскую жизнь были осознанны на самом высоком уровне, нужно было несколько лет подряд проводить сотни пикетов, десятки митингов и шествий, писать сотни тысяч писем, заваливая ими Администрацию Президента РФ. Хотя проблема могла бы быть решена на основе нескольких экспертных заключений. Но, таких экспертов, которые искренне переживали за судьбы России, либеральное лобби умело отодвигало от политического процесса.

Надо отметить, что для распространения ювенальных и других разрушительных технологий в том и или ином национальном государстве используются местные, выражаясь медицинским языком, «идиоты» (древнегреческое слово, обозначающее частное лицо, оторванное от общества). Оторванными от общества они являются потому, что исповедуя либеральные убеждения, они не в состоянии найти для себя идеалов в родной по рождению культуре. Но, а поскольку человеку всегда свойственно искать идеальное, то находят они его безоглядно в западной философской мысли,  новациях, исходящих «оттуда». За спинами этих чудаков-идеалистов как всегда стоят циничные и расчетливые ребята, которые имеют  хорошо оплачиваемые договоренности с некими международными организациями, центрами принятия решений. Эти ребята, как это сейчас принято «курируют тему», находясь на том или ином государственном посту. Сейчас, конечно, не 37 год, и не дай Бог, но, хочу напомнить, что с такими в 37 году разговор был короткий. Да, и признаться, мне трудно поверить, что в 37 году такие были. Страх потерять жизнь был для большинства чиновников основанием их беззаветной преданности интересам советского народа. Тогда как раз пострадали многие и многие невиновные люди. А сейчас нам приходится констатировать, что безнаказанность, позволяет многим высокопоставленным и не очень чиновникам спокойно служить интересам иных государств, находясь  при этом на российской государственной службе. Надо что-то с этим делать. На мой взгляд, расстреливать их не нужно. Пусть лучше идут и поднимают отечественный бизнес. Это то, чем они лучше всего умеют заниматься. А на государственной службе должны остаться люди, преданные российскому  государству и трепетно относящиеся к нуждам народа, такие как Президент РФ В.В.Путин, руководитель Администрации Президента РФ С.Б.Иванов, министр обороны С.К.Шойгу.

Николай Бондаренко, председатель Межрегионального Общественного Движения в поддержку православных образовательных и социальных инициатив «Пчелки», заместитель главного редактора журнала «Человек и закон»

ruskline.ru

Ювенальные технологии в России и зарубежный опыт

В январе 2014 года российская делегация выступила на 65-й сессии Комитета ООН по правам ребенка, которая проходила в Женеве. Россию представляли все профильные министерства, от Минобразования и Минздрава до Минюста и МВД. Помимо вопросов, связанных с защитой прав российских детей, экспертов Комитета ООН сильно интересовали причины отказа России от внедрения ювенальных технологий.

Держал удар Уполномоченный при Президенте Российской Федераии по правам ребенка Павел Астахов, который ответил, что ювенальная юстиция, какой ее видит Запад, в России неприемлема. «В уголовном судопроизводстве есть специальные судьи в соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда от февраля 2011 года, которые проходят спецподготовку, и плюс с 1 января 2013 года появились апелляционные суды, которые полностью снимают эту проблему. Основная задача — обеспечить детям доступ к правосудию — у нас выполнена, все дела по несовершеннолетним рассматриваются по особым правилам. Для нас вопрос введения ювенальной юстиции не актуален», — разъяснил П. Астахов, добавив, что родители и общественность имеют полное право высказывать свое мнение по этому вопросу.

Разберемся на конкретном регионе РФ — Республике Башкортостан, где такие суды активно работают уже не один год. Говорит судья Верховного суда Республики Башкортостан Стелла Черчага: «Я — сопредседатель ювенального состава Верховного суда, то есть специализированного состава по делам несовершеннолетних. Дети в трудной жизненной ситуации — это дети из неблагополучных семей. Это самое неблагополучие начинается с развода, возникновения непонимания между родителями, споров о воспитании и месте проживания ребенка. Мы пришли к выводу о необходимости специализации судей, которые рассматривают подобные дела, также успешно внедряем ювенальные технологии. Изучив опыт других регионов, мы пошли не только по пути специализации уголовных дел, но также и гражданских. У нас создано два модельных ювенальных состава в районных судах общей юрисдикции, найдена возможность создать штатную единицу помощника судьи с функцией социального работника. Его обязанность заключается как в досудебной подготовке, изучении условий жизни несовершеннолетнего, причин, которые побудили его к совершению преступления, разработке необходимых мер по профилактике, так и в дальнейшем мониторинге исполнения судебного постановления. В рамках ювенальных технологий широко используются еще и частные определения суда».

Специализированные составы созданы и в Верховном суде республики. Их работа заключается не только в обобщении судебной практики, но и в методической помощи судьям. Не так давно было проведено обобщение судебной практики по делам об усыновлении детей гражданами Российской Федерации. Суды принимают во внимание то обстоятельство, что лучшее воспитание ребенок получает в семье. Если семья еще не выработала свои социальные ресурсы и может быть сохранена, то, с учетом заключения соответствующих служб, судом принимается решение об отказе в лишении родительских прав, исходя из того, что лишение — крайняя мера гражданско-правовой ответственности родителей. Прежде всего дети нуждаются в семьях, но также в социальной и правовой защите.

То есть ювенальный суд, есть но он совсем не такой, как это представлено в западных странах — что бы ни произошло, в России, в отличие от Запада, лишают родительских прав только в крайнем случае.

«Моя принципиальная позиция состоит в том, что западная, фактически обанкротившаяся форма ювенальной юстиции нежизнеспособна в России. Мы не будем менять ни Конституцию, ни Семейный кодекс», — неоднократно заявлял главный защитник прав детей РФ Павел Астахов. По его словам, в этом вопросе есть непонимание, которое больше относится не к правовой помощи, а к просвещению. «Когда понятие ювенальной юстиции трактуется настолько широко, что туда подтягиваются все существующие проблемы, здесь надо заниматься элементарным просвещением», — считает он.

Как показал опрос ВЦИОМ, более половины россиян (54%) уверены, что введение в России ювенальной юстиции принесет больше вреда, чем пользы. Половина россиян (50%) считают, что пострадает авторитет родителей, 38% — что снизится авторитет семьи в обществе, 42% — что увеличится количество детей, лишенных родительской опеки и вырастет число детдомовцев, увеличится уровень коррупции в органах опеки. Значительная часть граждан полагает, что для детей последствия будут скорее негативными (44%). Также россияне опасаются, что дети будут расти более эгоистичными, снизится уровень их развития в целом, каждый пятый указывает на возможность распространения торговли детьми. Подавляющее большинство граждан (71%) выступает против установления приоритета интересов и прав детей над интересами родителей. Кроме того, большинство опрошенных против введения уголовной ответственности за оставление ребенка без присмотра взрослых даже на короткое время (74%). Еще 60% россиян считают, что детям не стоит разрешать обращаться в суд с жалобами на родителей. Среди мер, предполагаемых в рамках ювенальной юстиции, одобрение более половины опрошенных получило предложение создать специальные суды для несовершеннолетних (57% одобрили его). Спорное отношение вызвала инициатива создания негосударственных общественных комиссий, призванных выявлять нарушения прав детей-сирот: 47% одобрили ее, 42% — нет.

О том, как ювенальная юстиция действует на Западе, разберемся на конкретном примере — деле россиянки Анастасии Завгородней, которая после тяжелейшей борьбы с финскими социальными службами лишилась своих детей. В начале октября 2012 года органы социальной опеки Финляндии изъяли у россиянки детей, в том числе пятидневного грудного младенца из-за якобы насильственных действий в семье. Поводом стали слова 6-летней дочки в школе, что отец якобы «шлепнул ее по попе». «Обычно в Финляндии детей изымают без причин, их фабрикуют позже в течение нескольких месяцев, потом принимают окончательное решение в административном суде», — объяснил адвокат А. Завгородней. Он также отмечает, что все четверо детей его подзащитной имеют гражданство РФ. Сейчас они живут в социальном приюте. Недавно было принято специальное решение о том, что А. Завгородняя вообще не имеет права общаться с детьми: ни по скайпу, ни по телефону, запрещено также обмениваться сообщениями по обычной почте.

Как пишет финский правозащитник Йохан Бекмен,«дети приносят гигантский доход Финляндии». «Оборот с ювенальных пленников — украденных у кровных родителей детей — сравним с доходами от торговли оружием для страны Финляндии. Тут все средства хороши: доносы, наговор, лжедиагнозы... Финские приемные семьи могут получать за четверых детей А. Завгородней сотни тысячи евро в месяц», — сообщает правозащитник.

И это только один пример. В 2008 году россиянка Римма Салонен уехала с сыном Антоном из Финляндии в Россию, после чего финский суд заочно лишил ее права опеки. Бывший муж Риммы отобрал у нее сына и при содействии сотрудника финского генконсульства в Санкт-Петербурге Симо Пиетилайнена вывез ребенка из России в багажнике дипломатического автомобиля. После похищения сына Римма Салонен вернулась в Финляндию, где суд приговорил ее к полутора годам лишения свободы условно, расценив ее выезд с Антоном в Россию как похищение. Кроме того, с нее взыскали алименты в пользу отца мальчика и судебные издержки. Пааво Салонен и дипломат Симо Пиетилайнен избежали уголовной ответственности в Финляндии: в марте 2011 года генпрокуратура страны закрыла их дело, что вызвало недоумение российского МИД. Позже, летом 2012 года, Римма Салонен подала жалобу в Европейский суд по правам человека против Финляндии. Однако в июле 2013 года Верховный суд Финляндии отказался вернуть россиянке сына.

Также финские социальные службы изъяли детей у россиянки Альбины Касаткиной, это произошло после того, как сожительница ее бывшего мужа обратилась в социальную службу с информацией о том, что Альбина якобы избивает своих детей. Шестилетнего Лукаса и 4-летнюю Вивиан забрали прямо из детского сада, их мать при этом не проинформировали о поступившем сигнале, а также о том, что детей будут допрашивать работники финской социальной службы. После того как психологи проинтервьюировали детей, было принято решение изъять их из семьи и передать на 30 дней в финскую приемную семью. Матери разрешено встречаться с ними раз в месяц в присутствии соцработников. И это только три трагические истории. Известно о фактах изъятия из семей около 50 российских детей. А согласно официальной статистике Министерства социального обеспечения и здравоохранения Финляндии, в 2009 году численность несовершеннолетних, изъятых из семей в Финляндии, составила 16,6 тыс. человек; к 2011 году она достигла 18 тыс. человек.

А что же по поводу ювенальных технологий думает Церковь? Некоторое время назад РПЦ обсуждала Проект документа «Позиция Русской Православной Церкви по ювенальной юстиции», который был направлен в епархии для получения отзывов. Как отмечают авторы документа, Церковь поддерживает усилия государства, направленные на защиту детей от преступных посягательств и признает, что в случае угрозы жизни, здоровью и нравственному состоянию ребенка государство имеет право на вмешательство в семейную жизнь, если родители сами не могут или не стремятся защитить детей. Это право государство получает ишь в том случае, когда все возможности для сотрудничества с родителями исчерпаны. При этом действия государственных органов должны быть основаны на четких и однозначных правовых критериях, а посягательство на жизнь, здоровье и нравственное состояние детей — доказанным.

Согласно проекту позиции РПЦ по ювенальной юстиции, современная западная система ювенальной юстиции в целом основана на абсолютизации приоритета прав ребенка по отношению к правам родителей, что подчас приводит к ущемлению прав и интересов родителей и семьи в целом. Вместе с тем в национальном и международном законодательстве прочно закреплено преимущественное право родителей на воспитание детей. Какое-либо ущемление этого права справедливо не принимается широкими кругами общества. В ряде государств введение ювенальной юстиции противоречит основам национального конституционного права, в равной мере гарантирующего защиту семьи, материнства и детства. Законодательные гарантии прав ребенка базируются на принципах поддержки семьи в целях обеспечения воспитания детей и защиты их прав.

Авторы проекта предлагают систему гражданского контроля, который бы не допускал чрезмерного и необоснованного вмешательства в жизнь семьи. Православные христиане призываются обращаться в профильные епархиальные структуры, а если вопрос требует общецерковного рассмотрения, в Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества.

Таким образом, мы видим, что пока России не угрожает введение ювенальной юстиции, поскольку этому противятся и государственные, и общественные, и церковные структуры. Однако не стоит забывать, что в России много сторонников евроинтеграции и лоббирование системы ценностей стран Западной Европы днем становится все активней.

med-info.ru


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle