Офисный планктон что это такое


Офисный планктон - это... Что такое Офисный планктон?

Офисный планктон — публицистическое клише, неологизм, используемый для обозначения широкой категории офисных служащих. Данный оборот речи аллегорически характеризует работников, сравнивая их с планктоном — экологической группой мелких морских организмов, в основном находящихся на нижних ступенях пищевой пирамиды.

Употребления оборота «офисный планктон» в прессе известны с 2000-х годов. Он активно используется российскими журналистами[1][2][3] и политиками.[4]

Обычно «офисный планктон» определяют как массу мелких служащих[5]; офисных работников низшего звена, которые не имеют подчинённых и никем не руководят.[6][7][8]. При этом формально их должность может называться менеджерской (например, офис-менеджер, контент-менеджер, PR-менеджер, HR-менеджер, менеджер по продажам), что не соответствует изначальному значению слова «менеджмент».[6]

Другим признаком называют то, что «офисный планктон» не производит продукта, не участвует в профильном производстве.[6][8]

Существует также мнение, что главная характеристика «офисного планктона» — отсутствие какой-либо лояльности к работодателю.[8] Такие люди идентифицируют себя с любой группой, но только не с фирмой, где работают. Для многих из них характерно безразличие к своей профессии или нынешней работе; они пассивны, не заинтересованы в результатах своего труда.

Изредка к «планктону» причисляют менеджеров среднего звена.[9] В отдельных случаях это выражение употребляют как синоним всей массы офисных служащих, без акцента на их полезности, производительности и положении.[10][11]

Офисный планктон тратит рабочее время на непроизводственные нужды: частные телефонные разговоры, общение в Интернете, социальные сети, компьютерные игры.[8]

Разные авторы соглашаются в том, что для «планктона» характерна высокая информационная связанность, общность среды общения.[11][8]

В своей знаменитой[12][9] цитате экономист Михаил Хазин охарактеризовал «офисный планктон» как «молодых людей, привыкших получать тысячи долларов просто за факт своего существования». Цитирующая Хазина «Российская Газета» отмечает, что для «планктона» характерны небольшой профессиональный опыт и очень нескромные запросы.[12]

Весной 2007 года в специализирующейся на освещении рынка труда газете «Труд» была опубликована статья о роли офисного планктона в современном производстве.[5]

Газета последовательно перечисляет представителей данной социальной группы. К нижней ступени был отнесён низкооплачиваемый обслуживающий персонал: курьеры, охранники, уборщики. К более выской ступени были причислены офис-менеджеры и секретари.

Костяк же «офисного планктона» по версии газеты формируют представители среднего звена офисных служащих. К этому звену относятся служащие практически всех специальностей: бухгалтеры, менеджеры по продажам, менеджеры по рекламе, PR-менеджеры, дизайнеры, HR-менеджеры, GR-менеджеры, бизнес-тренеры.

При этом очевидно, что не всех сотрудников среднего звена можно считать кадровым балластом — так, газета явно указывает, что, например, менеджеры по продажам напористы, самостоятельны, от них зависит уровень доходов компании.

В статье «„Офисный планктон“ как политическая угроза», опубликованной деловой газетой «Взгляд» 26 сентября 2006, автор высказывает следующее мнение об усреднённом портрете «офисного планктона»:[6]

Портрет типичного представителя «офисного планктона»: возраст от 20 до 40 лет, доходы от 500 до 2000 долларов в столице и от 300 до 1500 долларов в регионах, зарплату получает нередко в конвертах и в валюте. Образование высшее. Женат или замужем. Имеет машину. Собственной квартиры, как правило, не имеет. Живет либо с родителями, либо на съемной квартире. От физического труда далек.

Помимо работы интересы заключаются в общении внутри своего круга. С представителями других социальных групп связи поддерживает, но не очень тесные. Кроме литературы, необходимой по работе, читает модные книги. Периодикой особо не увлекается за исключением профильных и специализированных газет и журналов. Информацию черпает из Интернета. Политизированность «офисного планктона» низкая.

Несколько иные признаки выделяет Любовь Романова, автор кадрового исследования, опубликованного в executive журнале De Facto летом 2008 года:[8]

По наблюдениям психологов и политологов, которые хоть раз пытались описать это явление, представители «офисного планктона» (ОП) отвечают нескольким объективным характеристикам:

1. Возраст от 20 до 35 лет.

2. Образование высшее. Правда, его качество оставляет желать лучшего.

3. Специалисты широкого профиля. То есть они довольно легко мимикрируют под смежные профессии. Маркетолог превращается в пиарщика, пиарщик в журналиста, а журналист — в специалиста по внутрикорпоративным коммуникациям. Нейрохирурги или инженеры, как правило, не пополняют ряды ОП.

4. «Офисный планктон» не имеет собственных подчиненных. То есть он не отягощен грузом ответственности за других людей.

5. Их зарплата колеблется от 500 до 2500 долларов в Москве, и от 200 до 1000 — в Воронеже.

6. Работа ОП не завязана на количественный результат. Они занимаются внутрикорпоративным PR, мотивацией персонала, администрированием сайта — то есть ориентированы на процесс. Тем же сейлс-менеджерам в «аське» сидеть некогда — их ноги кормят.

В 2007 году российский политический альманах левого направления «НАЗЛОБУ» посвятил «офисному планктону» отдельный материал.[11] В материале даётся следующее определение: офисный планктон — это совокупность людей, являющихся элементами разнообразных систем управления.

По мнению автора статьи Дениса Чукова, российский «офисный планктон» принципиально отличается от западных офисных служащих.

Чуков отмечает, что «офисный планктон» составляет подгруппу работников умственного труда и указывает на коренные отличия «офисного планктона» и традиционной интеллигенции:

Обратите внимание: не всех людей, занятых «умственным трудом», можно включить в «офисный планктон». Скажем, врач – это представитель интеллигенции. А вот когда выпускник мединститута, промучившись несколько лет в интернатуре, плюёт на всё и устраивается менеджером по продаже медпрепаратов, он переходит в страт «офисного планктона». . Классическое: учёные и педагоги – и сотрудники администрации научных и образовательных учреждений, все эти секретари кафедр и т.д. и т.п.

Итак: интеллигенция занимается, грубо говоря, решением интеллектуальных задач. «Офисный планктон» выполняет функцию шестерёнки, приводного ремня в системе управления.

Далее Чуков рассуждает о том, чем «офисный планктон» выгоден нынешней российской власти и как привлечь его представителей в ряды противников существующего режима.

Схожее мнение высказывалось в деловой газете «Взгляд», далёкой от левых идей. В статье П. Данилина высказано опасение, что недовольство «офисного планктона» может стать угрозой существующей власти. По мнению Данилина, для «офисного планктона» характерно одновременно перманентное недовольство своими доходами и опасение потерять рабочее место. Предполагается, что эти мотивации могут подтолкнуть «планктон» к участию в акциях протеста.[6]

В свете экономического кризиса 2008 года многие СМИ отмечали, что основной его жертвой становится именно «офисный планктон» — работодатели массово сокращают работников, не являющихся жизнено необходимыми для выживания бизнеса.

В декабре 2008 году студия «Тунгуру» начала выпуск мульт-сериала «Офисный планктон».[13]

Примечания

  • Белый воротничок
  • Менеджер

dic.academic.ru

Менеджеры. Офисный планктон

В Интернете, где даже старшеклассники шарят меньше новых служащих, впервые употреблено понятие «офисный планктон». В мире массы клерков зовут офисными пешками, обезьянами и бройлерами, русский язык выбрал определение поуничижительнее

Чистая городская работа — то есть не производство — раньше протекала в «конторах». Начальство сидело в отдельных кабинетах (руководство — и с приемными), а простые сотрудники — почти в таких же, но по нескольку человек и даже по многу. Теперь в больших корпорациях топ-менеджеры занимают апартаменты, похожие на советские, но богаче: дерево-кожа-бронза. Офисный планктон обитает в акватории open space. Ряды светлосерых столов разгорожены загончиками рабочих мест для компьютера и уткнувшейся в него головы. Яркую индивидуальность келье придают персональная кружка с прикольной картинкой, пара сувенирных безделиц, пара частных фотографий и личный коврик для мыши. Этот скарб рядовой капитализма за полминуты соберет, чтобы переместиться по служебной горизонтали или вертикали для обогащения своего резюме новой строкой. А ячейку займет очередной жилец гипсокартонных стен престижного лофта — какой-нибудь бывшей фабрики «Красный ткач».

Монотонное пространство офисного зала разбивают закутки среднего персонала и переговорные, обычно стеклянные с жалюзи. Текучку времени разнообразят планерки (что делать?), совещания (как делается?) и отчеты (что сделано?). Офисный досуг составляют походы за чаем (много офисов с кухнями), ланчи, перекуры и переписка с соседями по «аське». Примерно с 16 часов, когда срочная работа выполнена, а начальство склонно уезжать на деловые встречи, в России 2000-х настает пик интернет-пользования — а что, переплачивать за домашний трафик? Лидером заходов на сайт «За стеклом» оказался сервер «Единых энергосистем»; согласно социсследованию, 90% офисных работников признали использование рабочего Интернета в личных целях, настаивая — «не более получаса в день». Углубленный анализ показал: до трех часов может проводиться только на сайтах знакомств.

Ключевая фигура внутренней офисной жизни — HR, Эйч Ар (human resources). Кадровичка-демиург оформляет заветные этапы карьеры: «с позиции менеджера по закупкам перейти на позицию старшего менеджера по продажам». Она же вручает «социальный пакет»: карточку в фитнес и/или в бассейн, симку с корпоративным номером и медстрахокку. Через HR дирекция устанавливает дресс-код — по особо драконовским правилам запрещены не только джинсы и футболки, но и полупрозрачные блузки сотрудниц и нечерная обувь — у всех. Проводник служебной культуры, HR устраивает корпоративные тим-билдинги — призванные сплачивать командный дух внерабочие акции вроде загородных игр с барбекю, пейнт-бола, боулинга и мини-футбола. Надо же сбросить напряжение бессобытийности и иерархичности! В уважающем себя офисе обязателен новогодний банкет, постыдное скупердяйство — проводить его «на рабочем месте», расставив столы в холле. На полном серьезе слагаются корпоративные гимны родных компаний:

Там, где ты по России пройдешь, — Там встают филиалы твои...

Менеджер — «манагер» (буквальное прочтение manager) теперь такая же массово-безликая профессия, как раньше инженер. Офис больше смахивает не на советское управленческое учреждение, а на НИИ. Те же неочевидные результаты деятельности отдельного работника, самодельный карьерный рост (тогда: младший научный сотрудник — старший — зав. сектором — зав. отделом). Нынешнее достижение статуса директора по маркетингу примерно соответствует защите кандидатской. Пристрастие к «повышению квалификации» — раньше «курсы», теперь «тренинги». Тоска будней и страсть коллективного досуга, только видоизменились архаичные для XXI века капустники и байдарки. И, конечно, служебные романы: это так волнующе — случайная встреча у кулера.

Упоминаемые в тексте феномены

Русскоязычный Интернет весной получает прозвище «рунет». Осенью запускается самая популярная национальная поисковая система и почтовый сервер «Яндекс». Виртуальная родина быстро обретает всю прочую инфраструктуру, и с конца десятилетия рунет в России больше, чем Интернет

Созданный за два года до этого интернет-пейджер ICQ получает мировое признание, а в России — еще и прозвище «аська»

В ночь с 27 на 28 октября обновленный канал ТВ-6 запускает на 35 дней проект «За стеклом». Первое российское реалити-шоу имеет огромный успех на месте события, в эфире, в Интернете и гневно порицается ревнителями нравственности

«Высокая физкультура» входит в образ жизни нового среднего класса российских мегаполисов. Поддержание физической формы, полезный досуг, подтверждение статуса, общение с себе подобными и тренером — и как до сих пор обходились без фитнеса?

namednibook.ru

Офисный планктон. Безынициативный офисный работник :

Словосочетание «офисный планктон» прочно вошло в лексикон интернет-сообщества и даже покинуло его пределы, переместившись за границы цифрового пространства. Но что же такое этот пресловутый планктон? Неужели в офисах завелась новая микроскопическая жизнь? Нет, просто этим словосочетанием называют некоторых офисных работников, а бывает, что офисным планктоном называют всех, кто работает в офисах.

Работа в офисе

Чтобы понять, как появился офисный планктон, нужно внимательнее рассмотреть его среду обитания. Офис — место, в котором решаются важнейшие дела современности. Именно в его лоснящихся недрах происходят многомиллионные сделки и заключаются договоры, несущие перемены всему человечеству. Но каково быть одним из болтиков в этой суровой машине заколачивания денег? Само существование офисного планктона — прекрасный ответ на этот вопрос.

Бесчисленные однообразные ячейки для работников, исключающие возможность побыть наедине с собой, строгий рабочий график, предписывающий находиться на рабочем месте с утра до вечера и никак иначе. Добавим к этому однотипную бумажную работу, целесообразность которой зачастую непонятна даже высшим чинам. Получается, что офис не такое уж прекрасное место, как грезят те, кто впервые переступает его порог.

Офисный сотрудник

Кто же такой этот таинственный сотрудник безликой бюрократической машины? Обычно это человек среднего достатка, имеющий высшее образование, поначалу полный амбиций и фантазий о светлом будущем. Некоторым работникам непросто даже объяснить свой род деятельности, они просто «работают в офисе». Главное, что нужно адептам офисной работы, — это стабильность. Именно она превращает пылких молодых энтузиастов в офисный планктон.

Стабильность этим людям нужна не просто так, ведь обычно у них множество кредитов, возможно, даже ипотека или дети. Поэтому сокращение для этих ярых сторонников стабильности смерти подобно. Ведь придётся искать себе новый офис, знакомиться с новым коллективом, привыкать к новым обязанностям.

График

Помимо скучной и однотипной работы, офис готов предоставить своим неспешным обитателям жёсткий, однообразный график. Восемь часов в день, пять дней в неделю приходится проводить в офисе несчастным клеркам. Неудивительно, что со временем человек начинает коротать рабочий день, занимаясь всякой ерундой. Социальные сети — основное место досуга нерадивого сотрудника, ведь в них есть всё, что нужно для убийства времени. Тут тебе и «друзяшечки», и «видюшечки», тысячи всевозможных «весёлых ферм» и прочих игрушек.

Конечно, не только график виноват в таком положении вещей. Ленивый офисный работник тоже не ангел, но жёсткий, не всегда логичный график — первое, что подрывает боевой дух новоприбывшего клерка. Ведь день за днём, год за годом, ему придётся просиживать большую часть своего дня в унылой офисной ячейке.

Офисная работа

Помимо утомительного графика есть множество иных факторов, способствующих деградации человека, полной потере инициативы и желания трудиться. Современная бюрократическая машина разрослась до таких масштабов, что на её обслуживание нужно неадекватно большое количество людей и усилий. Миллиарды ненужных бумажек, огромные затраты электроэнергии и других ресурсов. Всё это уходит на обслуживание громоздкой системы, целесообразность которой зачастую непонятна для людей, в ней задействованных.

А если человек не видит практической пользы от своего труда или даже не представляет, зачем он выполняет те или иные действия, то о какой инициативности может идти речь? Несчастная жертва раздутой бюрократической системы начинает терять старые цели и устремления, становясь роботом, механически выполняющим свою работу, ожидая обеда или окончания рабочего дня.

Офисный планктон — балласт для работодателей

Глупо было бы предполагать, что лишь представители офисного планктона страдают от нелогичности и закостенелости системы. Работодатель тоже не испытывает восторга от наличия в своей компании бесполезных элементов. Ведь всем им нужно выдавать заработную плату, обеспечивать соцпакет. Практика показывает, что даже суровые сокращения в офисах не ведут к потере производительности. Более того, эта практика необходимо многим предприятиям, имеющим неоправданно раздутый штат.

Конечно, если спросить у офисного планктона, то он распишет свою работу как крайне важную и нужную, как и любой другой бюрократ. Главное — делать умный вид и придавать как можно больше значимости своей фигуре. Но со временем появляется всё больше грамотных управленцев, которые без труда выявляют и удаляют лишних людей из своей компании.

Есть ли в офисах работники, не являющиеся планктоном?

Прочитав всё написанное выше, можно прийти к выводу, что в офисах обитает лишь офисный планктон. Это совершенно не так, ведь в таком случае предприятия давно остановились бы, но раз они всё ещё работают, значит, есть ещё люди, стремящиеся хорошо выполнять свою работу. В чём же их секрет? Почему одни ломаются под тяжестью однообразной рутины, а другие развиваются, превращаясь в специалистов экстра-класса? На этот вопрос нет однозначного ответа, однако многое в этом деле зависит от должности, занимаемой человеком.

Некоторые виды офисной деятельности совершенно не располагают к какому бы то ни было развитию. Каким бы свежим и пылким ни был человек, подобная должность «сожрёт» все его силы, превратив в безжизненный аппарат для выполнения однотипных манипуляций. Вот если человек пришёл работать в сферу, которая его интересует, имея образование и навыки, необходимые для работы в ней, то результат будет совершенно иным. Такой офисный работник будет постоянно расти и прогрессировать, набираться опыта и оттачивать своё мастерство.

Вредны ли недобросовестные работники для общества?

Сидеть в офисе, просто убивая время и развлекаясь — любимое занятие офисного планктона. Такие люди ничего не производят, но получают за свой «нелёгкий» труд приличные деньги. Многие работяги недовольны таким положением вещей, считая офисный планктон паразитами, которые виноваты во всех бедах рабочей прослойки общества. Но такой подход в корне неверен, ведь убытки от наличия в офисе ленивого планктона терпят лишь владельцы крупных компаний, которые сами являются паразитирующей формой жизни. Раз уж беспринципные дельцы готовы платить за безделье, грех не воспользоваться такой ситуацией.

Тот, кто больше всех страдает от существования офисного планктона, — это сам планктон. Постоянное переутомление и истощение нервной системы, проблемы со здоровьем, вызванные сидячим образом жизни, разбитые мечты о блестящей карьере — вот лишь некоторые из проблем, которыми офисные сотрудники расплачиваются за безделье.

Что делать, чтобы не стать офисным планктоном?

К сожалению, работой в офисе в наше время занята весьма внушительная часть населения нашей страны. Многие профессии, так или иначе, приводят в офис своих наивных адептов. Что же делать? Неужели серая жизнь офисного планктона ждёт большинство из нас? Конечно же, нет! Главная проблема безынициативных офисных работников — страх перемен. Именно стремление к стабильности и достатку уничтожает радость жизни, данную каждому с рождения.

Не стоит трястись над своим рабочим местом, бояться что-либо изменить в своей жизни. Ведь, таким образом, некоторые занимаются нелюбимым делом десятилетиями, постепенно теряя человеческий облик, становясь безликим винтиком системы. Следуйте зову своего сердца, занимайтесь любимым делом - и судьба офисного планктона никогда вас не постигнет!

www.syl.ru

Зачем нужен офисный планктон?

Нет такого человека, который бы не слышал об офисном планктоне. Кто не способен ни на что, кроме перекладывания бумажек — идет работать в контору. Обычно там он занимается чем-то бессмысленным и бесполезным.

Но если это так, то зачем вообще экономике нужен офисный планктон?

Об интеллектуалах и грантоедах

На протяжении всего существования классового общества существовали группы людей, занимавшихся умственным трудом. Причем под умственным трудом здесь понимаются не только занятия науками и искусствами, но всякая деятельность, сопряженная с интеллектуальными усилиями. Например, древнеегипетские жрецы, объяснявшие, что фараон — сын бога, занимались интеллектуальной деятельностью, но вряд ли можно сказать, что их труд привел к хоть какому-нибудь улучшению жизни простых людей.

Жрецы в Древнем Египте выполняли социальный заказ тогдашнего правящего класса — государственных рабовладельцев, заключавшийся в объяснении и освящении воли угнетателей. Конечно, все эти объяснения носили мистический характер — но какое это имеет значение в мире, где практически никто не умеет читать и писать? Идеологические потомки тех жрецов существуют и в наше время.

Часть из них даже практически не поменяла методы воздействия на массы. Прописавшись в храмах, церквях и мечетях, современные жрецы продолжают свою деятельность по оболваниванию масс. Но сегодня это меньшая часть. Основная часть интеллектуалов (именно так называются описываемые люди) вовсе не ходит в длинных рясах, потрясая хоругвями. Они одеты в представительные и дорогие (на крайний случай — относительно дорогие) костюмы и говорят не о богах, а об экономике, политике, науке, искусстве и прочих вполне земных вещах. Вся проблема в том, что они также выполняют социальный заказ других людей.

Задумаемся на минутку о простой вещи, которая в современную эпоху чуть ли не абсолютизируется. Свободные независимые СМИ, предоставляющие альтернативные точки зрения, помогают сформировать человеку свое собственное мнение по каждому отдельному вопросу — звучит неплохо и вполне разумно. Но только на первый взгляд.

Проблемы начинаются, если мы начнем думать. Что такое свободные и независимые СМИ? От кого они независимы? Очевидно, от государства, которое навязывает свою позицию гражданам. Хорошо. Но эти СМИ зависимы от отдельных людей. Хотя бы от владельца, который через правильную (с его позиции) подачу материала может формировать взгляды читателей, слушателей и зрителей. Или от редактора. Или от журналиста.

Кстати, о журналистах. Не секрет, что очень многие представители эпистолярного жанра в популярных изданиях сидят на грантах. Их так и называют — грантоеды. В основном они отрабатывают (причем некоторые из них «за мелкий прайс») заказы своих иностранных хозяев. Наиболее известным таким заказчиком является Фонд Сороса, известный тем, что в начале 90-х наводнил страну новыми учебниками, прославляющими «открытое общество».

свободные СМИ.

Примерно так выглядят свободные СМИ

Cхема, в общем-то, давно отработана. Заказчик через огромное количество нитей и денежных связей делает заказ, а сотрудник этот заказ выполняет.

Креаклы и творцы

Некоторые читатели здесь должны заметить, что офисный планктон все же не совсем подпадает под категорию интеллектуалов. Это верно. Однако, понимание этого не может быть достигнуто без понимания сущности интеллектуала.

Все дело в изменившемся способе производства. Если раньше не существовало возможности дать большинству или хотя бы значительной массе людей работу действительно творческую и интересную, то сегодня это стало объективной потребностью экономики. Массовое высшее образование стало реальностью. Оно теперь такая же обыденная вещь, как ранее — полное среднее образование.

Экономике нужны творцы, поскольку рутинные операции все чаще выполняют роботы.

Но вот незадача — несмотря на все образование, дипломы и прочие регалии, сознание абсолютно большинства оказалось более примитивным, чем даже раньше. Люди, имеющие дело с высокими технологиями, созданием принципиально новых объектов (мы сюда включаем как технарей — например, программистов, так и гуманитариев — например, журналистов) насквозь пропитаны самыми примитивными предрассудками. То, что, казалось бы, должно освобождать человека, ведет к его закабалению. В чем же дело?

Проблема в том, что, несмотря на все объективные возможности экономики, люди в офисах, офисный планктон, выполняют подчас абсолютно рутинные действия. Просто получают много. Такой человек обладает навыками, но не знаниями. Его учили как делать, но не дали в университетах ни системного мышления, ни критического подхода, ни какого-то сколь-нибудь глубокого понимания мира. Все, что у него есть — знание того на какую кнопку следует нажать в компьютерной программе, чтобы получить желаемый результат, и навык написания идеологически выверенных статей за которые хорошо платят.

Иногда, впрочем, даже такого навыка нет. Тогда люди могут заниматься трепологией. Все эти консалтинги, консультации, инфобизнесы и прочая болтовня не несет абсолютно ничего ни полезного, ни вредного с точки зрения потребностей общества. Все эти люди (тысячи их) паразитируют на действительно производительных работниках.

Есть, впрочем, одна вещь, которую упускают из виду критики офисного планктона. Именно эти люди становятся главными потребителями, главными иконами мира капитала — теми, на кого следует равняться. Другими словами, выполняют роль той самой морковки, висящей перед ослом: «Вы тоже сможете много зарабатывать, если будете много работать!»

Поэтому офисный планктон действительно нужен капитализму. Но нужен не как производитель, а как потребитель и создатель новых смыслов. Материальное производство в позднем капитализме вытеснено на обочину и существует где-то внизу. Над ним возвышается гигантский мыльный пузырь из фиктивного капитала. Но он рано или поздно должен будет лопнуть, и тогда все эти люди с высшим образованием, не отличающие Баха от Фейербаха, вынуждены будут заняться чем-то полезным.

Тут-то и выяснится, что ничего делать они не умеют, и придется их учить наукам заново. Что ж, подобное в истории уже происходило. Напомним читателям, что одной из первых задач большевиков была ликвидация безграмотности (сокращенно — ликбез). Проводилась она среди взрослых во время гражданской войны.

Надеемся, в этот раз войны удастся избежать.

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

pikabu.ru

О русском "офисном планктоне"

?

Чуков Денис Владимирович (chukov_denis) wrote, 2006-12-06 15:21:00 Чуков Денис Владимирович chukov_denis 2006-12-06 15:21:00 Categories: Западные марксисты уже давно, примерно с 60-х годов прошлого века, начали говорить об «офисном пролетариате» и «революции белых воротничков». Обращалось внимание на то, этот «офисный пролетариат» играет в «информационном обществе» роль, похожую на роль «промышленного пролетариата» в обществе индустриальном. Однако на Западе никакой революции «белых воротничков» не произошло, как не произошло и «обычной» революции, так что все мечты западных марксистов остаются мечтами.

На мой взгляд, нас опять подводит привычка представлять себе Россию как «Запад, только хуже». Наш «офисный планктон» - это нечто принципиально иное, чем западный «офисный пролетариат», по крайней мере, с точки зрения ситуации, в которой он находится.

Давайте не будем углубляться в дебри теорий «информационного общества», в котором, якобы, на первое место выходит некое «производство знаний» и т.д. и т.п. Будем проще. Что такое «офисный планктон»? Это – совокупность людей, являющихся элементами разнообразных систем управления. В совокупности эти системы управляют всей экономикой страны, народным хозяйством.

Обратите внимание: не всех людей, занятых «умственным трудом», можно включить в «офисный планктон». Скажем, врач – это представитель интеллигенции. А вот когда выпусник мединститута, промучившись несколько лет в интернатуре, плюёт на всё и устраивается менеджером по продаже медпрепаратов, он переходит в страт «офисного планктона». Аналогично: инженеры на производстве – это интеллигенция, а сисадмины – «офисный планктон». Сотрудники милиции – и частные охранники. Писатели – и журналисты. Классическое: учёные и педагоги – и сотрудники администрации научных и образовательных учреждений, все эти секретари кафедр и т.д. и т.п.Итак: интеллигенция занимается, грубо говоря, решением интеллектуальных задач. «Офисный планктон» выполняет функцию шестерёнки, приводного ремня в системе управления. Приказчики плюс обслуга – вот что это такое на самом деле.Какие свойства наиболее сильно отличают «офисный планктон» от других социальных групп? Образование? Да, у большинства «офисных мальчиков и девочке» оно высшее, но явно уступает по качеству образованию интеллигенции. Мобильность? Это вряд ли. Многие представители саратовского «планктона» мечтают «свалить в Москву», но мечты эти остаются мечтами, а вот работяги и деревенские жители каждый год отправляются на заработки в столицу или «на севера». Так что рабочий класс по уровню мобильности, на мой взгляд, даст «планктону» несколько очков вперёд.

Главное, что отличает «офисный планктон» от пролетариата, крестьянства и интеллигенции – это его информационная связанность. Причина проста: во-первых, именно среди офисных работников большинство имеет регулярный и практически бесплатный доступ в Интернет. Во-вторых, работа с информацией и коммуникация – это же и есть основная профессиональная функция «офисного планктона»!

Распространение информации в Сети имеет ряд особенностей по сравнению как с традиционными СМИ, так и с «личным общением» в реале. Про СМИ написано много, не будем повторяться. А вот если сравнивать с межличностной коммуникацией, то бросается в глаза потрясающая скорость распространения информации, связанная с тем, что:

- сетевая вторичная коммуникация (сообщение, вызванное другим, первичным сообщением) осуществляется с меньшими затратами, чем в реале (грубо говоря, перепостить у себя в ЖЖ важное сообщение, которое прочитают десять Ваших друзей, гораздо быстрее и проще, чем обзвонить эти же десять друзей по телефону и каждому обо всём рассказать)

- при вторичной коммуникации в Сети исходное сообщение искажается гораздо меньше, чем в реале (т.е. меньше «эффект испорченного телефона»), что и понятно: в Интернете проще копировать текст, чем излагать его «своими словами», да и найти «исходник» по ссылкам труда не составляет

Таким образом, погружённый в Интернет и умеющий им пользоваться «офисный планктон» обладает колоссальной связанностью: событие, случившееся на другом конце страны, не только мгновенно становится известным, но и легко находятся свидетели, «люди, которые в теме» и т.д. и т.п.

Речь вовсе не идёт о том, что «офисный планктон» однороден в плане интерпретации событий, вовсе нет. Как раз на интерпретации-то он богат: каждый стремится «внести свою лепту», предложить какую-нибудь идею, «до которой другие не додумались». Но вот общая «повестка дня» у «планктона» формируется моментально, несмотря на огромные расстояния.

Итак, мы определили, что такое «офисный планктон» (совокупность элементов систем управления различными структурами, от маленькой фирмы до «Газпрома») и каково его главное свойство, выделяющее его на фоне других социальных групп (информационная связанность). Давайте теперь попробуем понять, почему же его роль в политических процессах всё возрастает, в то время как роль «классических» протестных слоёв (пролетариата и интеллигенции) всё падает. Только ли в Интернете тут дело?

Давайте вспомним, что классический марксизм говорил о пролетариате. «Буржуазия сама создаёт своего могильщика». Почему? Да потому, что капиталу выгодно более крупное, машинное производство, а для такого производства необходим пролетариат. Именно из труда пролетариата буржуазия извлекает прибавочную стоимость. Но это было в конце позапрошлого века! А сейчас в России?

Режим, который установился в нашей стране после 91-го года, капитализмом называть попросту некорректно, потому что никакого роста капитала в стране не происходит. Наоборот, капитал «утекает» из страны на Запад или просто уничтожается. Это относится и к остаткам советского промышленного потенциала, и к энергоносителям (они тоже – капитал), и к «человеческому капиталу» («утечка мозгов»).

То есть «классические» протестные классы - пролетариат, крестьянство и интеллигенция, - режиму просто не нужны: никакой «прибавочной стоимости» он извлекать из них не собирается. Они – «лишние» и должны просто исчезнуть (спиться и умереть, уехать зарубеж, перейти в другой страт). Не то, чтобы их специально уничтожают, просто их судьба не волнует тех, кто сейчас у власти.

А вот «офисный планктон» режиму необходим. Он, как я уже выше писал, - сущностный элемент системы управления экономикой. То есть, в наших условиях, системы уничтожения страны и народа с целью извлечения выгоды для группы физических лиц.

Значит ли это, что «офисный плантон» - некое зло? Разумеется, нет. Но он выполняет функцию, которая Злу необходима, об это Зло обслуживает. И поэтому Зло вынуждено его создавать и даже в какой-то степени развивать, как классическая марксова буржуазия вынуждена развивать пролетариат. Повторюсь, речь идёт именно о нашей, специфическо российской ситуации.Есть ли у «офисного планктона» какие-то свои интересы и в чём они заключаются?

Разумеется, офисные работники, как и все остальные, хотят «жить хорошо». Как совершенно справедливо заметил morky, в настоящий момент для этой группы населения критичным является «квартирный вопрос». Но только ли в в этом дело? Надо чётко понимать, что значимую часть «офисного планктона» составляют бывшие представители интеллигенции (те самые врачи, переквалифицировавшиеся в менеджеров по продажам, инженеры-физики, ставшие сисадминами, филологи, сочиняющие рекламные статьи и т.п.). Они могут быть вполне довольны своими зарплатами, но испытывать при этом чувство «моральной неудовлетворённости» (не для этого они учились, защищали дипломы и диссертации). При этом никакая «стабильность» не поможет: физик может стать сисадмином, а вот сисадмин вернуться к научной работе после десятилетнего перерыва – уже нет.

Итак, мы имеем минимум два фактора, которые могут подтолкнуть «офисный планктон» перейти на сторону оппозиции: «квартирный вопрос» и «моральная неудовлетворённость». Но есть и ещё один момент. В настоящее время этот класс находится в процессе самоосознания. Информационная связность этому способствует. И, осознав себя и своё место в системе, «офисный планктон» может поставить под сомнение не столько свою функцию, а функцию самой системы, частью и обслугой которой он является. Грубо говоря, инструмент может выйти из-под контроля.

Как это будет выглядеть? Что может послужить катализатором этого? Пока что на эти вопросы ответов просто нет. Ясно одно: процесс структуризации «офисного планктона» будет происходить не по «экономическому» принципу (у кого больше зарплата), а по степени осознания своей роли в современном российском обществе. Одни с этой ролью «служителей Зла» будут согласны (точнее, им будет всё равно, они не достигнут «осознания»), другие – нет. И вот эти «несогласные» и составят «информационный костяк» нового русского сопротивления.

Напоследок мне хотелось бы напомнить старую историю про «дворег». Это – маленький пример того, как может работать «информационная связанность» в ситуации спонтанной самоорганизации «офисного планктона».

chukov-denis.livejournal.com

Чем опасен новый «офисный планктон»?

Классический «офисный планктон» частично исчез осенью 2008 года. С одной стороны, большинство компаний оптимизировали (сократили) свои расходы на содержание офисов, а с другой – резко уменьшился объем работы в офисах. Это не значит, что «офисного планктона» больше нет в российских компаниях. Выжившие отечественные «белые воротнички» просто трансформировались с учетом требований рынка. Значит ли это, что теперь они стали эффективнее работать? Чем современный «офисный планктон» опасен для компаний?

Смена атмосферы в офисе

Массовые сокращения персонала осенью 2008 г. – весной 2009 г. спровоцировали возникновение нового стиля времяпровождения в офисе: сотрудники значительно реже стали посещать различные социальные сети, вести частные телефонные разговоры, общаться в Интернете и играть в компьютерные игры. Значит ли это, что сотрудники стали больше времени уделять непосредственному выполнению своих служебных обязанностей? Нет. Просто они нашли другие способы интересного времяпровождения, которые не раздражают начальство. Например, перекуры или проведение многочасовых производственных совещаний.

Увеличение объема выполняемой работы, снижение зарплат и проблемы с трудоустройством спровоцировали всплеск нелояльности к работодателям и незаинтересованности в результатах труда. Разумеется, все это было и до осени 2008 года, правда, в меньших масштабах, да и последствия для работодателя от неэффективно работающих сотрудников были значительно менее неприятные, чем сейчас.

Несколько моих знакомых, которые заняты поиском работы, рассказали одинаковые истории о том, как их приглашали на собеседование, при этом специалистам IT предлагали должности в сфере активных продаж (страховых полисов, правовых систем и т.п.), хотя в резюме соискатели четко указывали желаемую позицию. Да и опыта продаж у «компьютерщиков» не было. Объясняется это просто – сотрудники компании-работодателя (а этим увлекаются не только кадровики, но и руководители подразделений активных продаж) таким вот способом пытаются продемонстрировать свою активную деятельность.

Кто пожирает ресурсы фирмы

«Офисный планктон» куда более опасен, чем это принято считать. Достаточно перечислить потребляемые им ресурсы компании.

Финансовые ресурсы – зарплата сотрудников (с учетом всех налогов, а так же оплаты больничных, пособий при увольнении и т.п.); аренда офиса или расходы на ЖКХ (каждый сотрудник «занимает» от 3 до … квадратных метров офисной площади); связь (оплата услуг провайдера Интернета, телефонной связи и т.п.); корпоративных мероприятий (праздники, тренинги и т.п.); оргтехника и расходные материалы… Список можно продолжить.

Временные ресурсы – большинство сотрудников в течение рабочего дня расходуют не только свое, но и чужое время. Например, в одной комнате сидят пять клерков. Все курят. Один решил выйти покурить, с ним за компанию пошли остальные четверо. Хотя никто из них курить не хотел. Просто вышли пообщаться. Через полчаса инициатором перекура стал второй. Еще через час третий. При этом сотрудники еще успевают покурить в одиночестве или с коллегами из соседнего отдела. Альтернативный вариант – чаепитие. Сколько времени в течение рабочего дня пять человек потратили неэффективно?

Административные ресурсы – большинство сотрудников регулярно общаются со своим начальством. Получают ценные указания, докладывают о выполнении поручений, да и просто общаются за жизнь. Тоже неэффективное расходование рабочего времени руководителя. А если в подчинение у него, например, 20 сотрудников?..

С «раздутыми» штатами компании связана еще одна проблема. Организация теряет возможность оперативно реагировать на изменения, произошедшие во внешнем и внутреннем мире. Просто все процессы резко замедляются, и есть риск того, что часть важных решений будут принимать не профессионалы – руководители, а низовые сотрудники из числа «офисного планктона», чей фактический уровень компетенции низок (в противном случае они бы занимали руководящие посты).

Что в имени твоем

Современный «офисный планктон» – это сотрудники различных офисных подразделений компании, которые не имеют подчиненных и никем не руководят. Так же они не производят продукта и не участвуют в профильном производстве. «Офисный планктон» условно можно разделить на две категории: «технический» и «производственный».

В первую категорию попадают сотрудники подразделений, обеспечивающие стабильную повседневную работу компании, например, бухгалтерия, секретариат, охрана, отдел кадров и другие.

Во вторую – напрямую задействованные в создании и продаже товара/услуги. Это не только отдел продаж, но и специалисты по маркетингу и рекламе, дизайнеры и другие.

Такое деление необходимо для выработки кадровой политики в отношении «офисного планктона».

Оценка эффективности и способы оптимизации

Численность и эффективность работы технического «офисного планктона» оценить относительно просто. Возьмем, к примеру, бухгалтерию. Есть определенный объем текущей работы, которую необходимо выполнить. Нужно определить, сколько человек могут это сделать и сформировать показатели, позволяющие однозначно сказать, выполнена или нет работа. Аналогичная ситуация для отдела кадров (если основная задача данного подразделения – кадровое делопроизводство, поиск сотрудников по заказам других подразделений компании и т.п.).

Рекомендации в отношении технического «офисного планктона»:

1. Сократить до разумного минимума количество сотрудников, четко определив, что именно должен делать каждый из сотрудников и каких результатов достичь. Учитывая значительное превышение предложения над спросом на рынке труда, а так же снижение уровня зарплат, всегда можно подобрать профессионала высокой квалификации.

2. Часть технической работы поручить сторонним организациям. Например, уборку помещений, обслуживание корпоративного сайта или подбор персонала.

С производственным «офисным планктоном» все гораздо сложнее. Хотя на первый взгляд все очевидно, можно, например, оценивать работу по объему продаж и прибыли, которые принесла их деятельность компании. А как быть в ситуации, когда продавцы не только обрабатывали поступавшие заказы от клиентов, но при этом сами не занимались активными продажами (поисками новых клиентов)?

Одна из возможных рекомендаций – максимально использовать фанатов своего дела, а так же тех, кто рассматривает текущую работу как саморазвитие, возможности реализовать свои идеи и амбиции. Как показывает западный опыт – большинство эффективных топ-менеджеров работают не из-за денег или страха, а ради идеи. Они занимаются любимым делом.

В этом случае производственный «офисный планктон» на рабочем месте будет заниматься работой, а не чем-то другим.

Позволю себе еще одну рекомендацию, хотя знаю, что она вызовет дискуссии среди представителей Сообщества. Из двух кандидатов, один из которых обладает дипломом солидного государственного вуза и имеет опыт работы на низовой должности в крупной компании, а второй – с «корочкой» обычного института, но с портфолио успешно реализованных проектов в нескольких небольших компаниях в качестве руководителя, при прочих равных лучше выбирать второго. Кто вам нужен: безынициативный исполнитель указаний начальства без опыта самостоятельной работы или творческая личность, привыкшая к самостоятельной работе и достигшая определенных результатов?

Третья рекомендация – особое внимание начальникам. Кто плодит «офисный планктон»? Руководители, которые требуют увеличения штатов, не загружают сотрудников работой, необходимой компании, и сами демонстрируют повадки «офисного планктона». Ведь «рыба тухнет с головы»!

Фото: pixabay.com

www.e-xecutive.ru


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle