Майн кампф что это такое


майн кампф - это... Что такое майн кампф?

  • Майн Кампф — Национал социализм Основные понятия  Диктатура  Вождизм  Правая идеология …   Википедия

  • Майн кампф — Национал социализм Основные понятия  Диктатура  Вождизм  Правая идеология …   Википедия

  • МАЙН КАМПФ. ФАРС — «МАЙН КАМПФ. ФАРС», Россия, РУССКОЕ ВИДЕО, 1997, цв., 140 мин. Историко биографический фильм спектакль. По одноименной пьесе Д. Табори. В основе сюжета реальный факт: Адольф Гитлер, будучи молодым человеком, пытается начать свою карьеру художника …   Энциклопедия кино

  • Моя борьба — Mein Kampf Автор: Адольф Гитлер Жанр: автобиография, мемуары, политическая философия …   Википедия

  • гитлер, адольф — (Hitler), (1889 1945), политический деятель Германии, в 1933 45 фюрер (вождь) и канцлер Третьего рейха. Выходец из крестьянской семьи, австриец по происхождению. После 1 й мировой войны на волне европейского фашизма создал в Германии режим… …   Энциклопедия Третьего рейха

  • Вторая книга (фашизм) — Вторая книга (нем. Zweites Buch, транслит. Цвайтес Бух)  продолжение книги «Майн Кампф». Книга, содержащая идеи Гитлера в области внешней политики, была написана в 1928 году, но при жизни Гитлера не публиковалась. Содержание 1… …   Википедия

  • Жизненное пространство на Востоке — (нем. Lebensraum im Osten)  термин национал социалистической пропаганды, отражавший планы заселения германскими народами (арийцами в понимании национал социалистических вождей) территорий в Восточной Европе. Впервые этот термин появился …   Википедия

  • Жизненное пространство на востоке — (нем. Lebensraum im Osten) термин немецкой национал социалистической пропаганды, отражавший планы заселения германскими народами (арийцами в понимании национал социалистических вождей) территорий в Восточной Европе и СССР. Впервые этот термин… …   Википедия

  • Жизненное пространство — на Востоке (нем. Lebensraum im Osten) термин немецкой национал социалистической пропаганды, отражавший планы заселения германскими народами (арийцами в понимании национал социалистических вождей) территорий в Восточной Европе и СССР. Впервые этот …   Википедия

  • чемберлен, хьюстон стюарт — (Chamberlain), (1855 1927), английский писатель, социолог, философ, предтеча нацистской идеологии. Родился 9 сентября 1855 в Саусси, Гемпшир, Англия, в семье британского адмирала. Изучал естественные науки в Женеве, эстетику и философию в… …   Энциклопедия Третьего рейха

encyclopediya_3go_reicha.academic.ru

Моя борьба - это... Что такое Моя борьба?

«Моя борьба» (нем. Mein Kampf, транслит. «Майн кампф») — книга Адольфа Гитлера, сочетающая элементы автобиографии с изложением идей национал-социализма.

Первый том книги (нем. «Eine Abrechnung») был опубликован 18 июля 1925 года. Второй том, «Национал-социалистическое движение» (нем. «Die nationalsozialistische Bewegung») — в 1926 году. Первоначально книга называлась «4,5 года борьбы против лжи, глупости и трусости». Издатель Макс Аманн, сочтя название слишком длинным, сократил его до «Моя борьба».

Гитлер диктовал текст книги Эмилю Морису во время своего заключения в тюрьме города Ландсберг и, позже, в июле 1924 года, Рудольфу Гессу. По утверждению издателя «Херст энд Блэкетт», доходы со второго издания «Майн кампф» пошли в пользу Красного Креста[1].

В 1928 году было написано продолжение — «Вторая книга» или «Цвайтес Бух» (нем. Zweites Buch). Не опубликованное при жизни Гитлера, в дальнейшем оно издавалось вместе с первой частью книги[источник не указан 236 дней].

Оглавление

Часть первая. Расплата

  1. В отчем доме (нем. Im Elternhaus)
  2. Венские годы учения и мучения
  3. Общеполитические размышления венского периода
  4. Мюнхен (нем. München)
  5. Мировая война (нем. Der Weltkrieg)
  6. Военная пропаганда (нем. Kriegspropaganda)
  7. Революция (нем. Die Revolution)
  8. Начало моей политической деятельности (нем. Beginn meiner politischen Tätigkeit)
  9. Немецкая рабочая партия (нем. Die „Deutsche Arbeiterpartei“)
  10. Подлинные причины германской катастрофы
  11. Народ и раса (нем. Volk und Rasse)
  12. Первоначальный период развития германской национал-социалистической рабочей партии

Часть вторая. Национал-социалистическое движение

  1. Мировоззрение и партия (нем. Weltanschauung und Partei)
  2. Государство (нем. Der Staat)
  3. Житель и гражданин (нем. Staatsangehöriger und Staatsbürger)
  4. Личностное начало и народное государство (нем. Persönlichkeit und völkischer Staatsgedanke)
  5. Мировоззрение и организация
  6. Первая стадия нашей работы. Значение живой речи.
  7. Наши столкновения с красным фронтом.
  8. Сильные больше всего крепки своей самостоятельностью
  9. Мысли о значении и организации штурмовых отрядов
  10. Федерализм как маскировка
  11. Пропаганда и организация
  12. Проблема профсоюзов
  13. Иностранная политика Германии после войны
  14. Восточная ориентация
  15. Тяжесть положения и права

Основные идеи

Тюрьма города Ландсберга

Книга отражает идеи, реализацией которых стала Вторая мировая война[2]. Гитлер использовал основные тезисы популярной в то время идеологии «еврейской угрозы», говорящие о монопольном захвате мировой власти евреями. Например, утверждается, что международный язык эсперанто является частью еврейского заговора[3].

Также из книги можно узнать подробности детства Гитлера и то, как сформировались его политические взгляды. Так, живя в Австро-Венгрии, он проводит различие между немецким национализмом и австрийским «габсбургским» патриотизмом, отдавая предпочтение первому. Большую опасность для немецкой общины Австро-Венгрии он видел в «славянизации» этой страны, где славянские центры (Лайбах, Лемберг, Прага) усиливались, тогда как австрийские немцы постепенно теряли свои позиции. В этом свете у него сформировалось отрицательное отношение к парламентаризму и социал-демократии, которые неспособны были защитить немецкое меньшинство. Кроме того, антисемитизм Гитлера усилился тем фактом, что высоким был процент евреев среди лидеров австрийской социал-демократии. Веймарскую республику он также считал «еврейско-демократической империей» (нем. Das jüdisch-demokratische Reich). Между тем с высокой симпатией Гитлер относился к профсоюзам, полагая, что они смогут стать инструментом оздоровления нации. Большое внимание уделяется пропаганде как средству манипуляции массы, посредством обращения не к её разуму, но к её чувству.

11 глава 1-й части книги чётко выражает расистское мировоззрение Гитлера, разделяющее людей по происхождению. Расы находятся в отношении борьбы за существование, а смешение между ними гибельно. Высшей расой Гитлер считал арийцев, состоящих из германских и романских элементов. Отличительной особенностью этой расы является светлый цвет кожи. Высокое положение этой расы обусловлено тем, что наука, техника и искусство — является продуктом творчества одной этой расы:

Арийцы явились основоположниками человечества

Антиподом арийцев Гитлер называл евреев. Если арийца характеризует идеализм и самопожертвование, то евреев характеризует эгоизм и инстинкт самосохранения. «Миф» об особых талантах евреев вызван тем, что евреи умеют аккумулировать и воспроизводить культуру других народов, не имея своей собственной.

Евреи никогда не были кочевниками, но паразитировали на теле других народов

В 4 главе 2-й части, Гитлер заменяет парламентаризм принципом вождизма, когда все решает не большинство, но один человек, стоящий на разных ступенях «народного государства» (нем. Der völkische Staat). Элементы парламентаризма сохраняются, но играют вспомогательную, совещательную роль при вожде (фюрере). Таким образом, разлагающему верховенству массы, большинства и количества противопоставляется верховенство и ответственность личности.

В 7 главе 2-й части Гитлер объясняет смысл нацистской символики:

Красный цвет олицетворяет социальные идеи, заложенные в нашем движении. Белый цвет - идею национализма. Мотыгообразный крест (нем. Hakenkreuz) — миссию борьбы за победу арийцев (нем. des arischen Menschen) и вместе с тем за победу творческого труда

Гитлер также говорит о необходимости грядущей войны, обосновывая её необходимостью расширения жизненного пространства. Самую большую опасность для Германии, по его мнению, представляет Франция, которая с одной стороны уже имела опыт отторжения (Эльзас-Лотарингия) и оккупации немецких земель (при Наполеоне), а с другой стороны, проводит внутреннюю политику расового смешения:

В расовом отношении Франция претерпевает теперь столь сильные негритянские влияния, что скоро можно будет уже говорить о возникновении нового африканского государства на европейской территории

Россию Гитлер воспринимал больше как пространство для территориальной экспансии, государственным ядром которого некогда были германские элементы, вытесненные или уничтоженные евреями в ходе большевистской революции:

Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев (нем. das Joch der Juden), так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации (нем. Ferment der Dekomposition). Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки. Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства

Политика завоевания новых земель Германией возможна только при союзе с Англией[4], Италией и Японией.

Популярность до Второй мировой войны

Издание «Моей борьбы» на французском языке, 1934 г.

До выборов 1932 года, в которых Гитлер получил власть в Германии. В 1930 году распродано 54 000 экз, в 1932 году — 90 351 экз., в 1934 году — 854 127 экземпляров. В последующие годы издательство «Эгер ферлаг» за каждое переиздание книги начисляло Гитлеру от 1 до 2 миллионов марок. Гитлер отказался от выплаты ему вознаграждений полностью. Книга в качестве обязательной литературы выдавалась бесплатно не только «товарищам по партии», но и c 1936 года молодоженам при бракосочетании вместо Библии[5]. Ещё до начала Второй мировой войны появились английский, французский, русский[6][7] (в СССР перевод Карла Радека был издан ограниченным тиражом для изучения партийными работниками) и др. переводы, было продано около 500 тыс. переводных экземпляров.

С ростом популярности Гитлера и с усилением его диктатуры росла и популярность книги, которая стала на некоторое время в Германии второй по тиражам (после Библии). К концу Второй мировой войны было продано около 10 млн. экземпляров.[источник не указан 776 дней]

Издания после Второй мировой войны

Ныне авторские права на все издания «Моей борьбы» принадлежат правительству Баварии. В общественное достояние книга перейдёт 1 января 2016 г. (если срок действия авторских прав не будет продлён).

После Второй мировой войны в числе других трофеев американцам достались и авторские права на труд Гитлера. С тех пор и до 1979 года власти США получали отчисления от продажи книг лидеров нацистского государства на территории США. Затем они уступили авторские права американскому издателю Мифлину, который издал Mein Kampf ещё в 1933 году. Все отчисления, составившие в общей сложности 139 тысяч долларов, передавались фонду возмещения ущерба жертвам войны. До сих пор в США ежегодно продается около 60 тысяч экземпляров Mein Kampf[источник не указан 1199 дней].

В 1995 году книга была издана в Израиле. Издание осуществлено «Центром изучения германской истории имени Кевнера» при Еврейском Университете в Иерусалиме. Инициатором издания стал профессор Моше Циммерман. Издана была не вся книга, а лишь избранные главы. Из первой части приведены главы 7-12, из второй — 1, 2, 6, 7, 9-11, 14. Некоторые главы опубликованы в сокращении (например, глава «Подлинные причины германской катастрофы» начинается с середины).[источник не указан 776 дней]

В 2005 году книга вошла в список книжных бестселлеров в Турции с объёмом продаж за три месяца от 50 до 100 тысяч экземпляров по разным данным. После этого книга была изъята из продажи.[8][9][10][11] В январе 2011 года книга была выпущена в КНР в переводе на китайский язык литературным издательством «Бэйфан» г. Пекин тиражом в 10 тысяч экземпляров.

Русскоязычные издания

В 2006 году Общественная Палата РФ выступила с инициативой создания списка запрещенных книг, во всех версиях которого присутствует сочинение Гитлера[12].

Первое массовое издание книги в России (не считая изданного ограниченным тиражом в СССР для партийных работников в начале 1930-х) было выпущено издательством «Т-Око» в 1992 году (в том же переводе Карла Радека). За последнее время книга была издана несколько раз:

  • «Моя борьба», перевод с немецкого, 1992, издательство «Т-ОКО»
  • «Моя борьба», перевод с немецкого, 1998, С коммент. редакции / Адольф Гитлер, 590, [8] с. 23 см, Москва, Витязь.
  • «Моя борьба», перевод с немецкого, 2002, издательство «Русская правда».
  • «Моя борьба», перевод с немецкого, 2003, 464, Москва, Социальное Движение.
  • «Моя борьба» — Харьков: ООО «Свитовид», 2003.— 704 с. ISBN 966-7921-35-1 (украинское издание на русском языке)

Запрет в России

В соответствии с федеральным законом от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ, на территории Российской Федерации запрещено распространение экстремистских материалов (в их число включены также труды руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии, — а значит, и книга Адольфа Гитлера «Моя борьба»), а также их производство или хранение в целях распространения[13][14][15].

В июле 2009 года исторический сайт «Хронос» был заблокирован на несколько дней по требованию ГУВД Санкт-Петербурга; причина — размещенный на сайте конспект книги Mein Kampf[16][17].

В марте 2010 г. решением Кировского районного суда Уфы книга была признана в РФ экстремистским материалом[18].

Книга содержит элементы автобиографии Гитлера с изложением идей национал-социализма, выражает милитаристское мировоззрение и оправдывает дискриминацию и уничтожение лиц неарийских рас, отражает идеи, реализацией которых стало начало Второй мировой войны

— говорится в сообщении главного надзорного ведомства страны. По поручению прокуратуры Республики Башкортостан прокуратура Кировского района города Уфы провела проверку исполнения законодательства о противодействии экстремистской деятельности, в результате которой подтвердился факт свободного распространения книги «Mein Kampf». В связи с этим прокурор направил в суд иск о признании указанной книги экстремистским материалом. В Генпрокуратуре указали, что

в соответствии со ст. 1 Федерального закона „О противодействии экстремистской деятельности“ отнесение документов к трудам руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии является основанием автоматического признания их экстремистскими материалами и не требует дополнительной аргументации и проведения экспертизы.

Кировский районный суд согласился с позицией прокуратуры и признал книгу Адольфа Гитлера экстремистским материалом[19]. 13 апреля 2010 г. решение суда вступило в законную силу[20], и книга была внесена в Федеральный список экстремистских материалов (№ 604).

В июле 2010 года суд Центрального района г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края постановил ограничить доступ к интернет-ресурсам lib.rus.ec (в постановлении ошибочно написано lib.rus), thelib.ru, zhurnal.ru, web.archive.org и др., на которых размещались экстремистские материалы, в том числе книга «Моя борьба»[21].

См. также

Примечания

  1. ↑ «Рецензия на „Майн Кампф“ Адольфа Гитлера» Джордж Оруэлл, 1940 года: «В результате „Херст энд Блэкетт“ переиздало книгу в новой обложке, объяснив это тем, что доходы пойдут в пользу Красного Креста».
  2. ↑ «Моя борьба» Гитлера официально признана экстремистской литературой
  3. До тех пор, пока еврей не стал хозяином другим народам, он должен говорить на их языках, невзирая на то, нравится это ему или нет, но, как только они станут ему рабами, они все должны будут обучиться универсальному языку (эсперанто, например!), чтобы во что бы то ни стало евреи смогли владеть ими!
     — Майн Кампф, ч.1, глава 11.
  4. Для такой политики (завоевания новых земель) мы могли найти в Европе только одного союзника: Англию. Только в союзе с Англией, прикрывающей наш тыл, мы могли бы начать новый великий германский поход.
     — Майн Кампф, ч.1, Глава 4. Мюнхен.
  5. ↑ Неизвестный Гитлер. Тайное досье НКВД, составленное на основе протоколов допросов личного адъютанта Гитлера Отто Гюнше и камердинера Гитлера Гейнца Линге в Москве 1948—1949 годах
  6. ↑ См:
  7. ↑ Илизаров Б. С. Сталин. Штрихи к портрету на фоне его библиотеки и архива
  8. ↑ Hitler book bestseller in Turkey
  9. ↑ Mein Kampf sales soar in Turkey
  10. ↑ «Майн кампф» потеряла тираж
  11. ↑ Возрождение нацизма в Турции — «Майн Кампф» четвёртый в списке бестселлеров
  12. ↑ Общественная палата предлагает составить список запрещенной литературы // Грани.ру. — 27.01.2006.
  13. ↑ Пункт 3 статьи 1 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»
  14. ↑ Власти нашли «чернокнижников» — Новости Санкт-Петербурга — Фонтанка. Ру
  15. ↑ Протасов, Павел Запрещена ли в России «Майн Кампф»?. Частный Корреспондент (17 августа 2009 года). Архивировано из первоисточника 24 августа 2011. Проверено 17 февраля 2010.
  16. ↑ Исторический сайт заблокировали за публикацию «Майн Кампф». Lenta.ru (8 июля 2009). Архивировано из первоисточника 24 августа 2011. Проверено 18 июля 2009.
  17. ↑ Власти закрыли один из доменов ХРОНОСа. Хронос. Архивировано из первоисточника 24 августа 2011. Проверено 18 июля 2009.
  18. ↑ «Майн кампф» внесут в список экстремистских материалов по решению суда
  19. ↑ В России запрещена книга Адольфа Гитлера «Mein Kampf» ЭХО планеты
  20. ↑ Книга Гитлера Mein Kampf внесена в Федеральный список экстремистских материалов
  21. ↑ Доступ пользователей к YouTube ограничен в Приамурье

dic.academic.ru

«Майн кампф»

В ландсбергской крепости Гитлер пробыл всего лишь с ноября 1923 по декабрь 1924 года. Режим в этой тюрьме не только не напоминал режим в застенках, куда нацисты после прихода к власти бросали своих политических противников, но и вообще не имел ничего общего с порядками во всякого рода исправительно-карательных заведениях. Гитлер и другие узники пользовались столькими благами, сколькими они, пожалуй, не пользовались в ту пору на воле: их отлично кормили, в тюрьме был оркестр, издавалась газета, у особо важных заключенных были свои денщики, которые приносили им завтрак прямо в постель. Обед был превращен в парадную церемонию: во главе стола сидел Гитлер и вел беседы на политические темы. Таким образом, пресловутые «застольные беседы» Гитлера начались уже в 1924 году в стенах ландсбергской крепости. В тюрьму разрешалось передавать все, начиная от политических брошюр и писем, кончая цветами и горячительными напитками. В этом раю Гитлер пользовался особыми привилегиями. Его камера с двумя окнами и отличным видом была несколько в стороне от камер остальных путчистов — тюремная администрация берегла покой фюрера. Гитлера особо обслуживали два его единомышленника — шофер Эмиль Морис и Гесс, будущий заместитель фюрера в нацистской партии. После того, как суд оказался столь снисходительным к нацистам, Гесс явился в Баварию из Австрии, куда он бежал после путча, чтобы и в тюрьме исполнять свои секретарские обязанности. В Лзндсберге был с большой помпой отмечен день рождения Гитлера, его тридцатипятилетие. Даже внешне ландсбергская тюрьма, как не без остроумия пишет один из гитлеровских биографов, стала первым «коричневым домом» фашистов. На стенах камер висели нацистские плакаты и картинки. В общем зале красовался большой флаг со свастикой.

Из Ландсберга фюрер вполне мог бы руководить «движением». Однако этого он не захотел. Первое время Гитлер просто отдыхал и, так сказать, набирался сил, а с ранней весны 1924 года приступил к написанию книги «Майн кампф».

Шел год 1924-й. Несмотря на то, что реакция превратила суд над Гитлером и его сообщниками в фарс, несмотря на то, что баварская тюрьма обернулась «коричневым домом», за плечами у Гитлера было поражение, впереди — весьма сложные годы. Провал путча показал слабость нацистской партии, а пивные завсегдатаи хотели быть только на стороне победителей. Да и богатых покровителей фашизма не интересовали низвергнутые нацисты. Между тем движение нуждалось в беспрерывном притоке денег — надо было бесплатно угощать штурмовиков, одевать их в соответствующую форму, снимать залы для митингов, платить вышибалам и клакерам, содержать наборщиков и художников, покупать бумагу для листовок и газет… И вот в этой-то обстановке фашистский фюрер взялся за перо.

В некоторых фундаментальных трудах о Гитлере говорится, что сей, казалось бы, странный шаг фюрера объяснялся его неуемным честолюбием, желанием главенствовать во всем. В свою очередь, эта версия связана с весьма распространенной трактовкой Гитлера как человека с… комплексом неполноценности. Думается, однако, что комплекс неполноценности (если таковой у Гитлера и был!) в данном случае ни при чем*. Засев в 1924 году за «Майн кампф», фюрер выполнял важный социальный заказ реакции.

*Если говорить о субъективных побуждениях Гитлера, то тут дело было не в чувстве неполноценности, а в политическом чутье фюрера.

В годы разброда и слабости фашизму особенно нужна была своя «идеология», своя фашистская «теория», вернее, некая демагогическая доктрина, на которой могла бы базироваться дальнейшая деятельность партии, политическая платформа для вербовки сторонников, Немецких бюргеров надо было вооружить «теоретически». Только в этом случае нацисты могли выделиться из огромной массы реакционных группок, которые возникали и исчезали в двадцатые годы в Германии,

Расчет Гитлера был весьма хитроумным, он понимал, что в XX веке, когда все неуки, в том числе и общественные, бесконечно усложнились и специализировались, обыватель менее чем когда-либо в состоянии разобраться самостоятельно в экономических, социологических, эстетических и прочих системах. И что он жаждет получить некое «евангелие», изучив которое, будет считать себя «на уровне» современности. И вот Гитлер задумал создать такого рода «евангелие», доступное каждому лавочнику и вместе с тем наукообразное. Книга Гитлера была грубой лестью по отношению к немецким обывателям, он выступал в ней не в роли популяризатора, а в роли основоположника «философской системы», обращенной непосредственно к толпе, к массам, преподносил им якобы новейшие достижения всех наук…

Ближайшее окружение Гитлера было разочаровано первым томом «Майн кампф», написанным в ландсбергской тюрьме*. Приспешники фюрера не без основания говорили (разумеется, шепотом), что книга Гитлера скучная, неудобоваримая и что она написана плохим языком. Некоторые современные историки также уверяют, что «Майн кампф» не достигла своей цели, ибо даже после прихода к власти нацистов эту книгу читали из-под палки. Эти историки не правь;, «Майн кампф» отнюдь не была неудачей, несмотря на то, что это — скучная, неудобоваримая книга, которую только и можно одолеть из-под палки. Миллионы немцев «Майн кампф» все же прочли, еще миллионы держали ее у себя дома. И это зачастую была их единственная книга. Многие усвоили кое-что из этого труда. Тем самым книга сделала свое черное дело, помогла вдолбить в головы большинства немцев ряд реакционных идеек, без которых было бы невозможно двенадцатилетнее господство гитлеровцев, ибо нацистская тотальная диктатура должна была базироваться на Какой-то теории, пусть самой сумбурной.

*Так, Аман, казначей и издатель нацистской партии, ожидал, что Гитлер напишет сенсационную книгу, а которой рассчитается со всеми своими «врагами», в том числе с баварскими политиками. Аман ждал скандальных разоблачений конкретных лиц. Но Гитлер не пошел по этому пути.

Уже гораздо позднее в связи с появлением книги «Майн кампф» в Германии рассказывали такой забавно-печальный анекдот. Популярный немецкий издатель Корф, душа «Ульштейн-ферлага» — крупнейшего и известнейшего в Веймарской республике издательства, на очередном заседании дирекции будто бы встал и сказал: «Господа, я ухожу от дел и уезжаю из Германии». На недоуменные вопросы, чем вызвано такое неожиданное решение, Корф ответил: «Я прочел книгу».-— «Какую книгу?» — «Книгу Адольфа Гитлера «Майн кампф», — начал Корф, но продолжать не мог из-за гомерического хохота асех присутствующих.

Тем не менее Корф выполнил свое намерение — ушел от дел и уехал из Германии. Он был одним из немногих крупных издательских деятелей Веймарской республики, который спасся от нацистских репрессий…

Произошел ли этот эпизод на самом деле или он придуман — трудно сказать. Во всяком случае, он довольно точно передавал умонастроение либеральной интеллигенции в веймарской Германии и ее более чем беспечное отношение к самому Гитлеру и к его «теоретическому» труду…

Первоначально Гитлер назвал свою книгу «Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости», потом он дал ей более краткий и в то же время более емкий заголовок — «Моя борьба».

В Ландсберге были написаны 400 страниц, т. е. первая часть «Майн кампф». В 1926 году Гитлер окончил второй том, и в книге стало 782 страницы. В тюрьме он диктовал свой труд Гессу. Многие исследователи считают Гесса то ли соавтором, то ли автором «Майн кампф». Это мнение основано на том, что Гесс был более образованным человеком, чем Гитлер. Он учился в университете, был лично знаком с некоторыми реакционными теоретиками двадцатых годов, в том числе с геополитиком Гаусгофером, который, между прочим, передал ему в ландсбергскую тюрьму «Политическую географию» Ратцеля, одного из основоположников геополитики. Однако «интеллигентность» Гесса тоже не следует преувеличивать. Он верил в астрологов, в черную магию, поступки его были лишены здравого смысла, в политике он оказался профаном. Все это, конечно, не исключает того, что Гесс внес свою лепту в «Майн кампф». Соавтором Гитлера считался одно время также некий прелат Штемпфле — музыкальный критик в газете «Мисбахский вестник» (впоследствии Штемпфле был убит по приказу Гитлера), Он якобы переписал «Майн кампф», придав книге мало-мальски приемлемый для печати вид.

В последних исторических работах, в частности в книге Иоахима Феста, эта версия отвергается. Наоборот, разбирая «Майн кампф», Фест убедительно доказывает идентичность книги с личностью ее автора. Думается, что Фест прав — «Майн кампф» сочинил Гитлер.

Книга эта написана от первого лица. Она состоит из чисто биографических пассажей, т. е. из рассказов о детстве, юности и зрелых годах автора и из бесконечных рассуждений обо всем: о внешней и внутренней политике, о расах, о евреях и немцах, о капиталистах и рабочих, об истории и будущем, об архитектуре и пропаганде, о театре, кино, литературе, о сифилисе и проституции, о церкви и воспитании детей и т. д. и т. п. Книга безапелляционна и агрессивна — все инакомыслящие объявляются «врагами», изничтожаются. Ссылки на источники, цитаты, цифры, факты и научная полемика начисто отсутствуют. Гитлер, что называется, изливает свою душу, беседуя с читателем на различные темы так, словно до него не существовало никаких наук: ни истории, ни политэкономии, ни социологии, ни философии, ни педагогики. Он преподносит читателю истины в конечной инстанции. Отсутствие всякого доказательного материала в нацистской «библии» объяснялось не только неумением Гитлера найти и привести этот материал, хотя бы и подтасованный, но и основной догмой нацизма о том, что истинная идеология основана не на логике, не на разуме, а на слепой вере, В тезисах, разработанных высшей политической школой нацистской партии уже после прихода Гитлера к власти, эта догма была сформулирована так: «Национал-социализм не может быть доказан и не нуждается в доказательствах. Он обосновывает сам себя своей деятельностью, обеспечивающей жизнь общества. Тот, кто пытается прийти к национал-социализму лишь при помощи ученических доказательств, тот не ощущает непознаваемого духовного смысла истины, т. е. национал-социалистской политики». Догма непогрешимости и непознаваемости с самого начала развязала руки Гитлеру: в «Майн кампф» он не только не заботился о минимальной логике своих откровений, но даже и о том, чтобы его высказывания на одной странице не противоречили высказываниям на другой. Многие положения фашистской книги так же взаимно исключали друг друга, как и многие пункты программы нацистской партии. Но именно это и нужно было нацистам, так как «Майн кампф» была рассчитана на самые разные прослойки немецкого общества. Нацисты, мнившие себя аристократами, с удовольствием читали восхваления аристократизма; нацисты из рабочих-видели в этой книге совсем другое — расшаркивание Гитлера перед «солью общества — людьми труда»; немецкие националисты проникались идеей своей национальной исключительности, итальянцы («Майн кампф» была издана в фашистской Италии и в других странах — союзницах Германии) цитировали строки, посвященные наднациональной общности фашизма; солидные буржуа с удовлетворением отмечали похвалы фюрера в адрес «созидательного капитала». На протяжении многих лет гитлеровцы цитировали «Майн кампф» по разным поводам. И каждый раз подходящая цитата находилась.

Вкратце содержание «Майн кампф», если вообще можно пересказать содержание столь путаной и алогичной книги, сводится к тому, что униженная и поруганная многочисленными «кровными врагами» Германия подымется из руин Версаля, образует новое здоровое иерархическое государство, основанное на расовой теории, а потом начнет расширяться: сперва включит в себя всех немцев за пределами германских границ, а в конечном счете завоюет и другие народы. О внешнеполитических амбициях Гитлера, изложенных в «Майн кампф», речь будет идти ниже. Скажем только, что, основывая свои притязания на увеличение немецких территорий, фюрер ссылался на практику германских императоров средневековья. «Ныне мы возвращаемся, — писал он,— к тому, что было шесть столетий назад». Разумеется, немецкому обывателю двадцатых годов трудно было проверить, что именно происходило в те далекие времена. Еще труднее ему было проверить центральный пункт «Майн кампф» — утверждение о том, будто истинные арийцы (читай: немцы) всегда приносили с собой наивысшую культуру, подчиняя себе другие народы и превращая их в слуг. Ариец, писал Гитлер, является «прототипом того, что мы понимаем под словом «человек». Первые культуры, вещал он далее, возникли там, где арийцы встретились с «низшими народами, завоевали их и подчинили своей воле».

Смысл этих псевдоисторических экскурсов Гитлер разъясняет сам, хотя и в более завуалированной форме: во имя культуры арийцам (немцам) опять надо «встретиться» с «низшими» народами и поработить их.

О грядущем идеальном государстве фюрер пишет немного. Он сообщает только, что «демократического мусора» в нем не будет. Что же касается экономических основ этого государства, то тут Гитлер заявляет всего лишь, что он освободит трудящихся от «процентного рабства». Об экономике в «Майн кампф» говорится весьма мало, поскольку ее автор утверждал, что идеи, мощь духа, героизм и единство народа куда важнее., чем законы экономики, которые вообще, по мнению фюрера, являлись «выдумкой интеллектуалов». «Не материальные свойства, а исключительно идеальные качества,— писал он, — ведут к созданию государства». И далее еще более откровенно: «Государство — это не… экономическая организация. Внутренняя сила государства только в редких случаях совпадает с так называемым экономическим расцветом».

Вот что Гитлер писал об империи Бисмарка: «Пруссия—сердцевина империи — возникла благодаря сияющему героизму, а не благодаря финансовым операциям или торговым сделкам. И сама империя была опять-таки чудеснейшей наградой за политику силы, которую проводили ее вожди, и за солдатское презрение к смерти».

Высшая цель арийца — блюсти чистоту крови. «Люди, — писал Гитлер в «Майн кампф», — гибнут не из-за проигранных войн, а из-за потери сопротивляемости. …Все, что не является полноценной расой на этой земле, — плевелы».

Одним из центральных положений книги Гитлера являлось провозглашение «идеи фюрера» и фюрерства, Для обоснования этой идеи Гитлер уподоблял человеческое общество биологическому организму, у которого должна быть голова, мозг. Мозг нации — ее фюрер. Избранный круг фюреров с «абсолютным авторитетом» и «абсолютной ответственностью» он противопоставлял «безответственной» демократической парламентской системе. Вместо свободы и равенства Гитлер предлагал немцам беспрекословное подчинение «во имя общего блага» и железную дисциплину.

Были ли у теории фашизма и у «Майн кампф» в частности какие-то исторические «корни» в области философии?

Ответить на этот вопрос не так легко, как это кажется на первый взгляд. Сами фашисты объявили себя наследниками чуть ли не всей предшествующей цивилизации. Геббельс торжественно уверял на могиле Хорста Весселя, будто сей герой умирал «за Гете, за Шиллера, за Канта, за Баха, за Кельнский собор…» И заявлял далее, что «мы (нацисты.-—Авт.) вынуждены драться за Гете пивными кружками и ножками стульев, но когда придет час победы, мы снова раскроем объятия и прижмем к сердцу духовные ценности». Эти уверения были, разумеется, чистым блефом. Идеология фашизма не имела ничего общего с воззрениями великих представителей гуманистической культуры, более того, в конечном счете, она искажала учения и таких реакционных философов, как Ницше, Шопенгауэр, Шпенглер, которые во всех монографиях о фашизме именуются предтечами гитлеровской «философии» и на которых беспрестанно ссылались все нацисты.

«Философия» Гитлера — сплошной плагиат: отдельные положения надерганы из самых различных источников. Однако речь шла не об усвоении каких-то определенных систем или метода познания того или иного ученого, даже самого реакционного. Речь шла об отдельных тезисах, иногда фразах, которые подхватывали нацисты. При этом процесс заимствования происходил не тем способом, каким он обычно происходит, т. е. Гитлер не сообщал обывателю мысли, почерпнутые, скажем, из Ницше или Шпенглера. Свою идеологию фюрер, как говорилось выше, черпал из вторых рук, не из трудов философов, а из популярных изложений этих трудов. К тому времени, когда Гитлер появился на политической арене, реакционных теоретиков, так сказать, растаскали на клочки. Каждый обыватель уже слышал что-то о «расе господ», о «закате Европы», о «белокурой бестии» — сверхчеловеке Ницше, о том, что сильному все дозволено, о войне как о движущей силе общества. Эти обрывки мыслей, почерпнутых из различных политических, социальных и философских реакционных систем, стали мелкой разменной монетой западного мещанина. И этими-то разменными монетами воспользовался Гитлер, собрав их в одной «мошне» и дополнив собственными рассуждениями на злобу дня. Словом, реакционные, антигуманистические философы, историки, географы не столько создали идеологию национал-социализма, сколько подготовили почву для ее создания и для ее усвоения малообразованными и социально неустойчивыми элементами немецкого общества.

Больше всего отдельных положений заимствовали гитлеровцы у Ницше, Шпенглера и Шопенгауэра. Гитлер возвел Ницше в ранг величайшего ученого, предтечи национал-социалистского мировоззрения. Много позднее он не раз посещал архив Ницше в Веймаре и часто позировал фотографам, вперив восторженный взгляд в гипсовое лицо философа (бюст Ницше стоял в его апартаментах). Тирады Ницше против демократии и парламентаризма не раз цитировались в нацистской литературе. «Общество никогда не понимало под добродетелью ничего иного, кроме стремления к силе, власти, порядку». «Государство — это организованная аморальность… Оно проявляет волю к власти, к войне, к завоеваниям, к мести». Очень импонировал гитлеровцам аристократизм Ницше, его презрение к «маленькому человеку». «Никто не имеет права, — писал Ницше, — ни на существование, ни на работу, ни на счастье. Индивидуум не что иное, как жалкий червь». Ницше считал народ «постаментом для избранных натур», которые подымаются ввысь, дабы выполнить некую «высшую задачу». Очень пригодилась фашистам и теория «белокурой бестии», «великолепной, жадно стремящейся к добыче». В своем наиболее известном труде «Так говорил Заратустра» Ницше воспел войну как наивысшее проявление человеческого духа. Он вещал: «Вы должны возлюбить мир как средство к новым войнам, и короткий мир больше долгого. Мой совет вам — не работа, а сражение. Мой совет вам-—не мир, а война… Вы говорите — хорошо ли это, освящать войну? Я говорю вам: Хорошая война освящает все. Война и храбрость совершили больше великих дел, нежели любовь к ближнему». И наконец, Ницше предсказывал возникновение некоей элиты, которая завоюет мир и породит сверхчеловека, В «Воле к власти» он писал: «Создается отважная господствующая раса». Он прямо утверждал, что будущее за «rocподами земли». Выражение «господа земли» Гитлер нередко употреблял в «Майн кампф».

Однако Ницше отнюдь не считал немецкого обывателя будущим властителем земного шара. Наоборот, в своих трудах он неоднократно заявлял, что немцы «пошлы», что «Германия портит культуру, лишь только она с ней соприкасается». Ницше не был антисемитом, не восхищался пруссачеством, а под конец жизни даже начал проповедовать идеи всеевропейского союза и мирового правительства. Но эти стороны его философии Гитлер и другие нацистские «теоретики» просто-напросто игнорировали в полной уверенности, что никто из читателей «Майн кампф» не заглянет в первоисточник.

Некоторое воздействие оказал на нацистскую «философию» и более ранний немецкий философ XIX века Артур Шопенгауэр. Отрицание Шопенгауэром познаваемости мира, всякого научного анализа и воспевание некоей мистической воли, его решительный антиматериализм помогли нацистам в их идеалистических антиисторических спекуляциях. Однако Шопенгауэр пришел в своих трудах к крайне пессимистическим выводам, которые нацисты совсем не разделяли. Наоборот, пессимизм и «неверие» в гитлеровской Германии считались одним из смертных грехов. По этой именно причине впал в немилость другой немецкий философ Освальд Шпенглер, также внесший свою лепту в антигуманистическое и антидемократическое воспитание немецкого обывателя. Книга Шпенглера «Закат Европы» пользовалась шумным успехом. Реакционная интеллигенция, юнкерство, образованные буржуа увлекались шпенглеровской критикой демократической цивилизации. Последователи Шпенглера из числа нацистов видоизменили его тезис о неизбежном упадке Запада, объявив, что гибнут лишь расово неполноценные народы, в то время как немецкий народ стоит накануне невиданного расцвета и выполняет историческую миссию, вливает животворную кровь в одряхлевший, загнивающий организм Европы. Всего этого у самого Шпенглера, разумеется, нет. Но Гитлер и нацисты препарировали на свой лад все то, что пользовалось популярностью в кругах крайней реакции и импонировало обывателям. Кроме того, Шпенглер пришелся по вкусу реакции своей ненавистью к марксизму и проповедью особого, чиновничьего «социализма», «социализма» бюрократии. Он предлагал «освободить немецкий социализм от Маркса» и уверял, что при истинном социализме и рабочий и предприниматель приобретут «статус чиновника», И наконец, Шпенглер если не прямо, то косвенно выступал за прусскую казарму и прусского фельдфебеля.

Однако умонастроение представителей крайней реакции в Германии, особенно наиболее агрессивных кругов монополистической буржуазии, формировалось не только под влиянием таких видных философов, как Ницше, Шопенгауэр и Шпенглер, а в гораздо большей степени под влиянием книг таких авторов, как Трейчке или как создатели расовой теории француз Гобино и англичанин Хьюстон Стюарт Чемберлен.

Про Генриха фон Трейчке, уроженца Саксонии, говорили, что он больше пруссак, чем сами пруссаки. Трейчке был профессором Берлинского университета и пользовался среди шовинистических кругов большой популярностью. На его лекции приходили не только толпы восторженны* студентов, но и офицеры генерального штаба и крупные чиновники. Трейчке был теоретическим столпом агрессивного государства Вильгельма II. Со свойственной ему прямолинейностью он ратовал за сильную власть императора. Согласно его концепции, подданным надлежит быть рабами. Послушание — единственная добродетель человека, война — «наивысшее выражение мужественного начала». Трейчке был крайним националистом, восхвалял прусский милитаризм, доказывая, что «понятие государства включает в себя понятие войны, ибо суть государства — это власть». «Надежда на то, что войну удается изгнать из жизни общества, — писал он, —• является не только абсурдной, но и глубоко аморальной». Война, согласно Трейчке, пробуждает ^благороднейшие силы в душе человека». Мир приводит к «деградации народа».

Культ силы и войны, проповедуемый Трейчке, стал одним из важных компонентов всех реакционных теорий агрессивного германского империализма, а затем перекочевал в нацистские труды, и прежде всего а гитлеровскую «Майн кампф».

По иронии судьбы предтечей нацистской расовой теории, приведшей к истреблению миллионов людей разных национальностей, в том числе и французов, как «неполноценных», являлся… француз граф Жозеф Гобино. В своем труде «О неравенстве человеческих рас» Гобино утверждал, что расовый вопрос господствует над всеми остальными историческими категориями и неравенство рас объясняет движение истории и судьбу тех или иных народов. Гобино утверждал также, что культура создана белой расой и что без превосходства этой расы невозможна никакая цивилизация. Наконец, этот французский социолог, ориенталист и писатель ввел понятие «арийской семьи народов», которая, по его словам, является самой «избранной и благородной». Гобино сетовал на то, что арийцы смешались с неарийцами. К наиболее чистым арийцам он причислял часть французов, всех англичан и ирландцев, голландцев, немецкое население между Везером и Рейном и скандинавов. Самыми чистыми арийцами Гобино провозгласил немцев, живших западнее Рейна, «Арийский немец, — говорил Гобино, — здоровое существо… Поэтому все, что он думает, говорит и делает, имеет огромное значение».

Теория Гобино была не просто антинаучной, но и противоречащей всякому здравому смыслу. Надо думать, что о графе Гобино и его потугах создать нечто совершенно оригинальное никто в наш век не вспомнил бы, если бы в начале XX столетия у него не появились ревностные пропагандисты и продолжатели в Германии, создавшие даже специальные «кружки Гобино».

Одним из последователей француза Гобино стал Хьюстон Стюарт Чемберлен, отпрыск английского аристократического рода. Чемберлен женился на дочери композитора Вагнера — Эве Вагнер, много лет прожил в Германии и стал ярым германским шовинистом. Как и Гобино, он занимался всем понемножку: литературой, музыкой, геологией, ботаникой, историей, политикой, религией. Трудно сказать, кем был Чемберлен — неуравновешенным, восторженным, психически не совсем здоровым человеком или же сознательным шарлатаном. Во всяком случае, он утверждал, что к нему являлись «демоны», которые приказывали ему взяться за очередной труд. Став убежденным немецким шовинистом, Чемберлен сперва оказался ближайшим наперсником Вильгельма II, а потом Гитлера. До самой смерти в 1927 году Чемберлен переписывался с Вильгельмом, он отправил ему 43 верноподданнейших и льстивейших письма и получил 23 ответных послания. А перед смертью еще успел благословить ефрейтора Гитлера. Уже парализованный псевдофилософ писал Адольфу Гитлеру, что ему (Гитлеру) предстоят великие дела и что тот факт, что Германия в годину «тяжелых бедствий» породила Гитлера, является доказательством ее живучести. Чемберлен а своих трудах, в общем, повторял Гобино, но с некоторыми дополнениями. Так, например, он объявил, что Христос был арийцем и что самые чистокровные арийцы —это немцы (уже все немцы!), ибо они унаследовали лучшие качества греков (?) и древних германцев. Исходя из этого, Чемберлен (здесь уже он пел не с голоса Гобино, а с голоса немецких националистов) предлагал немцам стать «господами мира». Чемберлену принадлежит еще одна, мягко выражаясь, странная идея — он приветствовал средневековье и германских варваров, которые-да спасли мир от «расового хаоса» и «вечной ночи».

От этого теоретического мракобесия недалеко было и до нацистской практики, которую проводили уже отнюдь не философы, а сам рейхсфюрер СС, всемогущий Генрих Гиммлер.

Свою лепту в лоскутную эклектичную теорию немецких фашистов внесли реакционные философы Гартман и Науман, проповедники агрессии Рорбах, Виннинг, Хаберман и генерал Бернгарди, основатели евгеники и апологеты расовой теории Ван ден Брук и Литтгарт, геопопитик Ратцель, идеологи пангерманизма Челлен и Гаусгофер, сформулировавший теорию «народ без жизненного пространства», и другой фашистский геополитик Банзе, прославлявший территориальные захваты*.

*Перемерь немецких и ненемецких авторов, которые, по-видимому, оказали сильное влияние на нацистского фюрера, можно было бы еще продолжить. В каждой биографии Гитлера, в том числе и в последних, в книгах Феста и Мазера, предлагается своя «обойма» лиц, чьи теории в той или иной степени заимствовал Гитлер.

Их труды стали той питательной средой, в которой выросла идеология фашизма. Репке — известный буржуазный исследователь немецкого фашизма, справедливо сказал как-то, что все они вели «подрывную деятельность», расшатывая в умах немцев понятия добра и зла, морали и аморальности…

После 1933 года сфабрикованное Гитлером эклектичное варево из различных реакционных идеек было провозглашено новой религией многомиллионного народа, некоей святой догмой, озарившей своим светом человечество. А все инакомыслящие объявлены не только безграмотными невеждами, но и врагами немецкого народа и германской империи, вполне созревшими для рук палача. Вот что писал по этому поводу некий Штапель, один из фюреров германской «науки» тех лет: «В нашем государстве не существует больше свободного состязания мысли. Просто имеются мысли правильные, мысли неправильные и мысли, подлежащие искоренению…»

После прихода нацистов к власти им уже было не с кем «состязаться» — все силы «научной мысли» были направлены на истолкование, вернее, восхваление трудов фюрера, на подгонку различных действий и речей фюрера под каноны им же созданной «науки». (С этой целью во всей Германии сидели люди с профессорскими и прочими учеными званиями и подводили под каждый возглас Гитлера «философскую базу»). И наконец, на попытку «внедрить» идеологию фашизма в точные науки.

Естественно, что в этих условиях видоизменилась и роль фашистской «науки». Но здесь мы явно забежали вперед. В то время, о котором идет речь, люди на берегах Рейна, Одера и Эльбы еще не путали политику с геополитикой, биологию с расовой теорией, а математиков оценивали не по форме их черепа, а по тем знаниям, которые были заключены в этих черепах!

studfiles.net

Mein kampf

Автор: Адольф Гитлер

Год и место первой публикации: 1925, Германия; 1933, США

Издатели: Эхер Ферлаг, Германия; Хоктон Миффлин, США

Литературная форма: биография

СОДЕРЖАНИЕ

Мучительная и жалкая как детство, временами оптимистичная, зачастую разочаровывающая как юность, жизнь Адольфа Гитлера отзывается эхом в заглавии его произведения, которое переводится как «Моя борьба». Несмотря на победы, умножавшие его силы на пути к власти и во время правления, фюрер столкнулся с множеством неудач. Его успехи можно приписать одной лишь решительности и рассматривать как сбывшуюся «мечту», несмотря на то, что для большинства эта мечта была и остается ночным кошмаром.

Гитлер родился в Австрии в пасхальное воскресенье 1889 года. В маленьком пограничном с Германией городке на береге реки Инн концентрация немецкого населения была очень высока. Детство Гитлера было или упражнением в тренировке дисциплины, или кромешным адом — это зависит от точки зрения. Чарльз Б. Флад, автор книги «Гитлер: путь к власти», описывает ужасное начало жизни человека, которому суждено было стать властителем Германской империи. Алоиза Гитлера, отца Адольфа, за его обращение с женщинами прозвали «местным Генрихом VIII». До Адольфа у него родилось двое детей от разных женщин. Первой была вдова, родившая ему дочь. Они поженились и прожили вместе семь лет, пока она не подала на развод: Алоиз путался с девятнадцатилетней служанкой из гостиницы, где они жили. После смерти его первой жены у них со служанкой родился сын Алоиз-младший. Они поженились, но вскоре она тоже умерла, и Алоиз мог спокойно жениться на няньке его детей Кларе Полцль, бывшей на двадцать три года моложе его. Она стала матерью Адольфа. Алоиз-младший, сводный брат Адольфа, рассказывает, что Алоиз-старший безжалостно избивал его, а когда он в четырнадцать лет сбежал из дома, отец переключился на семилетнего Адольфа. Юный Адольф терпел постоянные побои отца до тех пор, пока однажды решил не плакать. Избив его как-то палкой (тридцать два удара), отец больше никогда его не бил. Этот пример перенесенных в детстве страданий, которые, как считают, сформировали твердый характер Гитлера, не упоминается на страницах «Mein Kampf»: Отто Д. Толишус, обозреватель «Нью-Йорк Таймс Мэгэзин», считает, что одной из главных целей Гитлера было сделать книгу орудием пропаганды, а не собственной биографией, освещающей среди прочих тем неудачное воспитание. Это объясняет взгляд Гитлера на отца, очень сильно отличающийся от представленного Фладом. В «Mein Kampf» Гитлер преклоняется перед отцом: «Его мечты помочь мне выйти на дорогу, как он это понимал, помочь мне избегнуть тех страданий, которые пережил он сам … не оправдались», — писал он о смерти отца. Его мать умерла, когда Адольфу было восемнадцать, а отец — когда ему было тринадцать, Адольф говорил: «Отца я почитал, мать же любил».

«Mein Kampf» состоит из двух томов. Первый — «Расплата» — описывает период жизни Гитлера, когда его мысли о политике и немецком отечестве соединились в доктрине национал-социализма. Второй том — «Национал-социалистическое движение» — развивает идеи, высказанные в первом томе. Эти идеи были порождением чувств и опыта молодого амбициозного Гитлера, пытающегося найти иной путь в жизни, отличающийся от предложенной его отцом карьеры чиновника. Первой любовью Гитлера стало искусство, но эта любовь была уничтожена — его не приняли в Академию живописи (мало кто был столь же высокого мнения о его работах, как он сам). В результате он переключил свое внимание на архитектуру, но из-за его нежелания учиться в Realschule эта мечта тоже осталась неосуществленной.

По мере нарастания неудач, он начал завязывать отношения с другими австрийскими немцами, заметив, как много проблем их объединяет. Он видел, что немцы не гордятся немецкими корнями, а те, с кем он сталкивался, держали себя так, будто немцы были людьми второго сорта. Он ощущал себя отверженным вместе со многими другими австрийскими немцами, будто их лишили равноправия. Он видел преобладание социал-демократов во власти, подрывающей чувство собственного достоинства рабочего класса, держащей его в покорном повиновении и порабощении.

Гитлер учился ненавидеть евреев, потому что считал, что они были социал-демократами, делающими невыносимой его жизнь и жизнь других австрийских немцев из рабочего класса. Постепенно он начинал замечать, что большинство видных членов социал-демократического движения, журналистов, которые протестовали против ограничений в бизнесе, те, с кем он спорил о политике марксизма, считая его орудием социал-демократов, — все они были евреями. Главным откровением для него было то, что эти люди не австрийцы и не немцы, — они чужаки, пришедшие взять все под свой контроль. У них нет национальности. Даже если еврей родился в Австрии или Германии и являлся гражданином одной из этих стран, это не имело значения для Гитлера. Его целью и целью всех немцев должна была стать борьба против людей, чья цель, согласно Гитлеру, состояла в осквернении всех человеческих ценностей и разрушении всех сложившихся культур и наций. Он утверждал, что сохранение и преумножение немецкой нации — помощь природе и исполнение воли Бога: «Защищая себя от евреев, я борюсь за дело божие».

Его отношение к евреям и марксизму складывалось не только под влиянием венского опыта; он видел и другие противоречия. Это подтолкнуло его к политической карьере, в которой проявилось его увлечение национал-социалистическим движением. В Австрии Гитлер считал парламент системой, обслуживающей исключительно собственные интересы и не заботящейся о рабочих массах. Если появившуюся проблему не может решить правительство, ее должен решить пришедший со стороны. Для Гитлера бюрократия, которая не делает ничего, заботясь о своем положении, не может быть хорошей властью. Гитлера приводит в ярость то, как парламент сохраняет власть, сохраняя статус-кво и успокаивая народ. Такая политика, особенно перед выборами, замораживает любые шансы на перемены или революцию, в которой он отчаянно нуждался.

С момента своего приезда в Австрию в 1904 году Гитлер включается в пангерманское движение. Он преклоняется перед Георгом фон Шонерером и доктором Карлом Люгером, которые трудятся во имя спасения немецкого народа и разрушения австрийского государства. Движение потерпело полный крах. Согласно Гитлеру, это произошло в силу следующих причин: 1) социальные проблемы носили неясный характер; 2) попытка получить поддержку парламента провалилась; 3) у народа не было стремления к революции. Каждый из этих элементов затормозил движение. Как бы то ни было, эти составляющие не были упущены Гитлером в дальнейшем, когда он рассматривал возможности объединения немецкого народа для благоденствия в Европе и во всем мире. Все эти причины он считал прямыми угрозами свершению своих планов.

Гитлер вернулся в Мюнхен незадолго перед началом Первой мировой войны. Он называл это время счастливейшим в своей жизни. Он немедленно решил отправиться добровольцем в армию и получил разрешение от короля Людвига III надеть мундир баварского полка, в котором прослужил шесть лет. Этот опыт привел Гитлера к другому ключевому моменту в его личной философии. На войне Гитлер заметил, что пропаганда — инструмент, активно используемый врагом: немцев изображали свирепыми, жаждущими крови боевыми машинами. То, что его правительство не использовало этот прием, он считал одной из причин поражения Германии. Он понял, что пропаганда, если ее правильно использовать, — один из наиболее эффективных инструментов войны, средство, которое убеждает массы: простое, созвучное моменту и испытанное в методах и способах подачи. Он учится на чужих ошибках, чтобы не повторять их в будущем.

Быстро падение Рейха и поражение было признано и немедленно позабыто, что, согласно Гитлеру, дало время реабилитировать национальное сознание, вложить в умы людей нужные идеи и взрастить их. Опираясь на ранние цели провалившегося пангерманского движения в Австрии, Гитлер сосредоточился на развитии национал-социализма: сплочении потерянной нации вокруг концепции сильной единой Германии. Внутренней основой этой цели было то, что достойными гражданами могли стать только чистокровные немцы; остальные считались лишь материалом, служащим благу нации.

«В результате скрещения двух существ, стоящих на различных ступенях развития, неизбежно получается потомство, ступень развития которого находится где-то посередине между ступенями развития каждого из родителей. Это значит, что потомство будет стоять несколько выше, нежели отсталый из родителей, но в то же время ниже, нежели более развитый из родителей. […] Такое спаривание находится в полном противоречии со стремлениями природы к постоянному совершенствованию жизни. Основной предпосылкой совершенствования является, конечно, не спаривание вышестоящего существа с нижестоящим, а только победа первого над вторым. Более сильный должен властвовать над более слабым, а вовсе не спариваться с более слабым и жертвовать таким образом собственной силой. Только слабые могут находить в этом нечто ужасное. На то они именно и слабые и ограниченные люди. Если бы в нашей жизни господствовал именно этот закон, то это означало бы, что более высокое развитие органических существ становится вообще невозможным. […] Таким образом, можно сказать, что результатом каждого скрещивания рас является: а) снижение уровня более высокой расы; б) физический и умственный регресс, а тем самым и начало хотя и медленного, но систематического вырождения. Содействовать этакому развитию означает грешить против воли Всевышнего вечного — нашего творца».

Наблюдения молодого Гитлера заложили основы нацистской Германии. «Арийцы», по Гитлеру, господствующая раса, были сильными, могущественными созидателями, прототипами идеального человеческого существа, строительным материалом, отвечающим философии национал-социалистической партии. Существование разных рас — необходимость; но лишь одна из них должна возвыситься над всеми и получить абсолютную власть. Его мечта будет осуществлена, когда немцы станут единственными правителями мира. А до тех пор Гитлер будет использовать любую стратегию и тактику для достижения этой цели.

Перед Второй мировой войной «Mein Kampf» вызывает наиболее пристальный интерес. К этому времени большая часть планеты была уверена, что текст являет собой гитлеровский план завоевания мира. Отто Д. Толишус писал в «Нью-Йорк Таймс Мэгэзин»: «По содержанию «Mein Kampf» на десять процентов автобиография, на девяносто процентов — догма и на сто процентов — пропаганда. Каждое слово в ней… было написано… с целью пропаганды. Если судить по ее успешности, то это пропагандистский шедевр века». «Шедевр» также содержал картину гитлеровских ценностей: Гитлер признает неэффективность правительства, которое слишком велико, чтобы поддерживать стабильность и эффективно решать проблемы; он считает, что одно лишь образование никогда не будет полезным, поэтому пропагандирует греческий идеал — баланс между умственным и физическим развитием; и он признает ценность и силу нации, объединенной патриотизмом и волей к победе.

ЦЕНЗУРНАЯ ИСТОРИЯ

«Mein Kampf» вызвала множество претензий с момента появления и до Второй мировой войны. Джонатан Грин в «Энциклопедии цензуры» называет «Mein Kampf» одной из «особенно часто» запрещаемых книг. Но, возможно, наиболее подробно задокументированная история содержится в исследовании Джеймса и Пейшенс Барнс «Mein Kampf» Гитлера в Британии и Америке», которое освещает не только издательские войны в Соединенных Штатах, но также рассматривает все ключевые процессы, напрямую или косвенно связанные с «Mein Kampf».

Первая публикация в США была осуществлена Хоктоном Миффлином в 1933 году в Бостоне, в том же году эта же версия была опубликована в Лондоне «Херст & Блэкетт». Переводчиком был И. Т. С. Дагдейл.

В 1928 году «Кертис Браун Лимитед» получила права на перевод от «Эхер Ферлаг», немецкого издателя. Однако Черри Киртон, бывший сотрудник «Кертис Браун Лимитед», передал текст конкурирующей фирме «Херст & Блэкетт», когда поменял место работы, решив, что вряд ли какие-нибудь возражения последуют со стороны Гитлера. Когда гитлеровская канцелярия была проинформирована, Киртон попытался добыть копию текста в надежде отомстить бывшей компании публикацией. Однако Кертис Браун потребовал круглую сумму только за оригинал — так, что купить его стало трудно. Такова была ситуация, когда Дагсдейл вмешался в дело и предложил свой перевод Киртону и «Херст & Блэкетт» бесплатно. Они согласились и опубликовали текст первыми.

В августе того же года «Америкэн Хебрю энд Джуиш Трибьюн» разразились бранью в адрес Хоктона Миффлина по поводу готовящейся публикации: «Мы обвиняем этих издателей в попытке нажиться на страданиях и катастрофе большой части человеческой семьи». Статья от 18 августа 1933 года в «Нью-Йорк Таймс» приводит цитату из передовицы «Америкэн Хебрю энд Джуиш Трибьюн»: «…если компания Хоктона Мифлина намерена опубликовать книгу Гитлера, «им лучше напечатать этот текст красным, как символом крови, пролитой нацистами Третьего рейха…»» Дэвид Браун, издатель еврейской газеты, заявил: «Мы категорически возражаем против публикации, продажи и распространения английского перевода «Mein Kampf» Гитлера в Соединенных Штатах».

Реакция, подобная отклику «Америкэн Хебрю энд Джуиш Трибьюн», стала обычной, и направлена она была не только против самого текста, но и против издателя. Группа озабоченных жителей Нью-Йорка обратилась с петицией в Нью-йоркский совет по образованию, заявив свое стремление прекратить использование в школах учебников, изданных Хоктоном Миффлином. Они обвинили Миффлина в «пропаганде самого настоящего бандита». В качестве опровержения Эдвард Мендел, заместитель директора Совета по образованию, заявил, что текст должен быть опубликован, чтобы все «могли увидеть, есть ли в книге какие-то достоинства или это демонстрация невежества, глупости и скудоумия». На ежегодном докладе Американского еврейского комитета за 1934 год было также издано заявление о противодействии публикации текста. Отдельные граждане писали президенту Рузвельту и издателям газет. В одном из писем в «Чикаго Израэлайт» заявляется: «Это злобная ядовитая клевета на большой законопослушный народ, и я хотел бы знать, есть ли возможность остановить публикацию этой книги». В ответ на шумные протесты общественности Роджер Л. Скейф, сотрудник Хоктона Миффлина, заявил:

«Я могу добавить, что у нас нет конца проблемам с этой книгой — сотни протестов евреев, и не все они — простые граждане. Такие видные граждане, как Луис Кирштейн и Сэмюэл Унтермайер и другие присоединили свои протесты, хотя я счастлив заявить, что ряд еврейских интеллектуалов выражали восхищение нашей позицией».

Попытки остановить публикацию успеха не имели.

Так как местных жалоб было очень много, то далее запреты на «Mein Kampf» и на глобальном уровне стали все более частыми. Три инцидента имели место в конце 1933 года. Первый в Праге, в Чехословакии, 18 сентября: книга Гитлера была запрещена к продаже и распространению, вместе с еще двумя пропагандистскими книгами австрийских монархистов. Правительство запретило не только Гитлера, но и множество национал-социалистских публикаций.

Второй случай имел место в Мюнхене (Германия) неделей позже, где было сообщено, что в свет вышел миллион экземпляров книги. В той же статье говорилось, что гитлеровским ответом на очевидный крах национал-социалистического движения, когда его посадили в тюрьму Ландсберг за участие в печально известном «путче» 1923 года, был: «Дайте мне пять лет после освобождения, и я восстановлю партию».

Третье событие произошло 1 октября 1933 года, когда суд в Катовице в Варшаве (Польша) запретил книгу Гитлера как «оскорбительную». Немецкие книготорговцы поначалу протестовали против приказа суда о конфискации книги, но суд сохранил первоначальное решение. Ответом Гитлера на запрет было то, что поляки не были полностью германизированы перед мировой войной.

Через три года, в канун Второй мировой войны, Советы начали заметно усиливать свое вооружение, опасаясь нападения со стороны Германии. Председатель Совнаркома В.М. Молотов, выступая перед съездом Центрального Исполнительного Комитета, подчеркнул: «Гитлер в «Mein Kampf» заявляет, что Германии необходимы новые территории и указывает на Россию и Балтийский регион»; поэтому, убеждал он, необходимо увеличить военный бюджет. Была ли книга когда-нибудь запрещена в СССР, не установлено.

Годом позже Германия и Австрия пришли к соглашению относительно перемирия в прессе, поэтому «Mein Kampf» и немецкие газеты были разрешены в Австрии, если они не использовались для пропаганды против немецкого правительства.

В Германии «Mein Kampf» стала причиной запрета на Библию. В 1942 году доктор Альфред Розенберг, главный поборник «новой Национальной церкви», выпустил доктрину Национальной церкви Рейха, состоящую из 30 пунктов. В ней был намечен план преобразования всех церквей в орудия государства; христианство должно было быть последовательно исключено из всех сторон религиозного существования. Семь из тридцати пунктов специально касались запрета на Библию, которая последовательно должна быть заменена «Mein Kampf»:

13) Национальная церковь Рейха требует немедленного прекращения печатания Библии, равно как и ее распространения по всему Рейху и колониям. Все воскресные газеты с религиозным содержанием также должны быть закрыты.

14) Национальная церковь Рейха должна следить за тем, чтобы ввоз на территорию Рейха Библии и другой религиозной литературы был невозможен.

15) Национальная церковь Рейха постановляет, что важнейшим документом всех времен — а следовательно, направляющим документом германского народа — книга нашего фюрера [sic], «Mein Kampf». Эта книга содержит принципы чистейшей этнической морали, по которым должен жить весь германский народ.

16) Национальная церковь Рейха будет следить за тем, чтобы эта книга активно распространяла свою деятельную силу среди населения и чтобы все германцы жили по ней.

17) Национальная церковь Рейха ставит условие, что в будущих изданиях «Mein Kampf» нумерация страниц должна быть такой же, как и сейчас, а содержание не менялось.

18) Национальная церковь Рейха изымет с алтарей всех церквей Библию, крест и другие религиозные предметы.

19) На их место мы поместим то, что должно стать предметом поклонения германского народа вместо Бога, нашу самую святую книгу, «Mein Kampf», а слева от нее меч.

В наши дни лишь одна версия «Mein Kampf» легко доступна в Соединенных Штатах. Запатентованная в 1971 году, опубликованная Хоктоном Миффлином и переведенная Ральфом Мангеймом, она представляет собой сочинение, как переводчик называет Гитлера, «малограмотного писателя, без каких либо ясных идей, [который] в целом считает, что сказать один раз — это слишком мало». Он также замечает, что стиль Гитлера претендует на высокий уровень образования и культуры, что приводит к избыточности и отсутствию остроты.

Следующая глава

culture.wikireading.ru


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle