Легкость бытия что это такое


Легкость бытия

Легкость приходит в дела и отношения, когда не боишься «проиграть» и готов к любому раскладу. Легкость бытия появляется, когда не делаешь больших ставок на жизнь и не боишься ее потерять. Это – смирение. Запредельной сложности в принятии такого взгляда нет. Это – обычная честность с собою. Завтрашний день непредсказуем. Следующая секунда непредсказуема. Ожидать чего-то – значит обманывать себя. Все ожидания приводят к мучительному пониманию той разницы, которая неизбежно возникает между фантазией и реальным положением дел. Видимо иногда просто необходимо снова и снова отступать от уже понятых и принятых истин, чтобы после возвращаться к ним по новым дорожкам с новым уровнем понимания.

Легкость, о которой я говорю – это не наплевательская легкомысленность и не свинская раскованность. Это такое состояние, когда вообще ничего не ожидаешь, понимая, что жизнь всегда и все делает по своему, но при этом продолжаешь действовать.

В следующий час жизни может случиться все, что угодно. Будущие мгновения, вытекающие в завтрашний день – это такое девственное полотно существования, по которому реальность рисует впервые, не загадывая наверняка, а как бы спонтанно, играючи.

Да, иногда «картинки» получаются серьезными, но степень их драматичности прямо пропорциональна ожиданиям и ставкам, которые возлагаются на будущее. Чем больше надежд, тем сильнее переживания. Об этом я уже говорил в недавней статье про счастье в отношениях.

Чисто по человечески – это действительно непростые и неоднозначные материи. А все потому, что на текущем этапе своих жизненных сценариев практически каждый забит до отказа личными представлениями о том, какой жизнь должна быть. Отказываться от этих фантазий никто не спешит. Очень уж они греют душу, очень уж сладко предвкушать исполнение желаний.

Надежды и ожидания – это те самые психологические желания, которые Будда описывал, как источник человеческих страданий. В этом смысле, легкость бытия – это и есть такая вот духовная просветленность. Чем больше такой легкости, тем меньше зависимость от грез ума и тем глубже принимается реальность.

Весь драматизм жизни возникает вместе с желаниями. Чем выше ставка на конкретный сценарий, тем сильнее страх, что все пойдет иначе. А это «иначе», между тем, может быть ничем не хуже ожидаемого развития жизненного сюжета. Но желания имеют такое злокозненное свойство – внушать, что любой расклад, выходящий за пределы желанно ожидаемого, ведет к несчастью. Такой вот «Пан или пропал» в психологии называют дихотомическим – то бишь, черно-белым мышлением.

Звучит, как диагноз? А ведь этой «болезнью», в той или иной степени, заражен каждый. На progressman.ru я уже косвенно поднимал эту тему в статье о надеждах и безнадеге. Это – такой стиль мышления и проживания бытия, когда ум выуживает кайф из двойственных предвкушений. И чем сильнее он подсажен на них, тем больше в жизни страха, что все пойдет не по плану и весь проект, раскачанный желаниями, сокрушительно развалится на глазах.

Нет ничего однозначного. Выбор, судьба, карма – все это попытки поймать несуществующее. Откуда мы можем знать, какой должна быть жизнь? Почему так цепляемся за собственные иллюзии? Ошибки неизбежны. Именно они дают тот опыт, который позволяет их же обходить.

Иногда просто необходимо сломать отношения, ввязаться в проблему, нарожать детей, а потом развестись, по-детски нос задрать, приручить, а потом потерять доверие, хорошенько соврать, напиться, удариться об стену – просто, чтобы понять и увидеть… получить свой, реальный опыт. Нет дураков. Никто не может и не должен иначе. Есть только опытные и неопытные – каждый в своем жизненном русле.

Как-то мне приснился яркий сон, где я с друзьями летел в большом пассажирском самолете по оживленному дневному городу посреди высоких домов. Полет выглядел очень опасным, крылья самолета с грохотом задевали стены зданий, ощущалась тревога, но вместе с ней доверие к реальности и какое-то радостное волшебство от захватывающего путешествия. Что-то внутри словно понимало: переживать бесполезно, если самолет разобьется, с этим ничего не поделать. Поэтому большая часть внимания была прикована к проносящимся домам, оживленным дорогам и улицам, к осознанию происходящего как чудесного путешествия.

К сожалению, к жизни я пока не умею относиться с такой же легкостью. Но этот сон стал чем-то вроде указательного маяка на пути. Легкость бытия и смирение, о котором я говорю – это не пассивность, а действие вопреки всепоглощающей неизвестности, от которой мы так старательно сбегаем в грезы ума. Это – не наплевательское отношение к судьбе собственного тела, а ясное понимание, что тело смертно и, порой, смертно внезапно. Мне и самому нелегко признавать этот факт – нечто внутри сопротивляется. Но чем глубже понимание этой истины, тем сильнее личная свобода, тем больше легкости по отношению к жизни.

Вспоминается кастанедовский воин и человек знания, главный советчик которого – смерть за левым плечом. Воин действует, не ожидая наград, ищет свободу, ни на что не жалуется, ни о чем не жалеет,  не воспринимает себя всерьез. Он смеется над собой и над серьезностью жизни.

«Печальная» новость: мы все умрем; земные накопления и беспокойства в этом свете ничего не стоят. Радостная новость: печалиться и переживать об этом совершенно необязательно; жизнь подобна увлекательному путешествию. Каждый, словно в таком же самолете – несется в своем настоящем. У нас есть выбор, есть определенная мера контроля, но вся личная свобода обусловлена опытом и окружающей действительностью. В любую секунду может случиться непредвиденное. Это тревожный факт, но если с ним не смиряться, становится только хуже: действительность оборачивается бессмысленной смертельной битвой против неизбежного.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

  • Искренность — моя религия
  • Тема смерти
  • Начать жить
  • Любить жизнь

progressman.ru

Когда приходит легкость бытия

Легкость бытия приходит в дела и отношения, когда не боишься «проиграть» и готов к любому раскладу. Легкость бытия появляется, когда не делаешь больших ставок на жизнь и не боишься ее потерять. Это – смирение. Запредельной сложности в принятии такого взгляда нет. Это – обычная честность с собою. Завтрашний день непредсказуем. Следующая секунда непредсказуема. Ожидать чего-то – значит обманывать себя. Все ожидания приводят к мучительному пониманию той разницы, которая неизбежно возникает между фантазией и реальным положением дел. Видимо иногда просто необходимо снова и снова отступать от уже понятых и принятых истин, чтобы после возвращаться к ним по новым дорожкам с новым уровнем понимания.

Фото: syndychoksmechtami.blogspot.com

Легкость, о которой я говорю – это не наплевательская легкомысленность и не свинская раскованность. Это такое состояние, когда вообще ничего не ожидаешь, понимая, что жизнь всегда и все делает по своему, но при этом продолжаешь действовать.В следующий час жизни может случиться все, что угодно. Будущие мгновения, вытекающие в завтрашний день – это такое девственное полотно существования, по которому реальность рисует впервые, не загадывая наверняка, а как бы спонтанно, играючи.Да, иногда «картинки» получаются серьезными, но степень их драматичности прямо пропорциональна ожиданиям и ставкам, которые возлагаются на будущее. Чем больше надежд, тем сильнее переживания. Об этом я уже говорил в недавней статье про счастье в отношениях.Чисто по человечески – это действительно непростые и неоднозначные материи. А все потому, что на текущем этапе своих жизненных сценариев практически каждый забит до отказа личными представлениями о том, какой жизнь должна быть. Отказываться от этих фантазий никто не спешит. Очень уж они греют душу, очень уж сладко предвкушать исполнение желаний.Надежды и ожидания – это те самые психологические желания, которые Будда описывал, как источник человеческих страданий. В этом смысле, легкость бытия – это и есть такая вот духовная просветленность. Чем больше такой легкости, тем меньше зависимость от грез ума и тем глубже принимается реальность.Весь драматизм жизни возникает вместе с желаниями. Чем выше ставка на конкретный сценарий, тем сильнее страх, что все пойдет иначе. А это «иначе», между тем, может быть ничем не хуже ожидаемого развития жизненного сюжета. Но желания имеют такое злокозненное свойство – внушать, что любой расклад, выходящий за пределы желанно ожидаемого, ведет к несчастью. Такой вот «Пан или пропал» в психологии называют дихотомическим – то бишь, черно-белым мышлением.Звучит, как диагноз? А ведь этой «болезнью», в той или иной степени, заражен каждый. Это – такой стиль мышления и проживания бытия, когда ум выуживает кайф из двойственных предвкушений. И чем сильнее он подсажен на них, тем больше в жизни страха, что все пойдет не по плану и весь проект, раскачанный желаниями, сокрушительно развалится на глазах.Нет ничего однозначного. Выбор, судьба, карма – все это попытки поймать несуществующее. Откуда мы можем знать, какой должна быть жизнь? Почему так цепляемся за собственные иллюзии? Ошибки неизбежны. Именно они дают тот опыт, который позволяет их же обходить.Иногда просто необходимо сломать отношения, ввязаться в проблему, нарожать детей, а потом развестись, по-детски нос задрать, приручить, а потом потерять доверие, хорошенько соврать, напиться, удариться об стену – просто, чтобы понять и увидеть… получить свой, реальный опыт. Нет дураков. Никто не может и не должен иначе. Есть только опытные и неопытные – каждый в своем жизненном русле.Как-то мне приснился яркий сон, где я с друзьями летел в большом пассажирском самолете по оживленному дневному городу посреди высоких домов. Полет выглядел очень опасным, крылья самолета с грохотом задевали стены зданий, ощущалась тревога, но вместе с ней доверие к реальности и какое-то радостное волшебство от захватывающего путешествия. Что-то внутри словно понимало: переживать бесполезно, если самолет разобьется, с этим ничего не поделать. Поэтому большая часть внимания была прикована к проносящимся домам, оживленным дорогам и улицам, к осознанию происходящего как чудесного путешествия.К сожалению, к жизни я пока не умею относиться с такой же легкостью. Но этот сон стал чем-то вроде указательного маяка на пути. Легкость бытия и смирение, о котором я говорю – это не пассивность, а действие вопреки всепоглощающей неизвестности, от которой мы так старательно сбегаем в грезы ума. Это – не наплевательское отношение к судьбе собственного тела, а ясное понимание, что тело смертно и, порой, смертно внезапно. Мне и самому нелегко признавать этот факт – нечто внутри сопротивляется. Но чем глубже понимание этой истины, тем сильнее личная свобода, тем больше легкости по отношению к жизни.Вспоминается кастанедовский воин и человек знания, главный советчик которого – смерть за левым плечом. Воин действует, не ожидая наград, ищет свободу, ни на что не жалуется, ни о чем не жалеет, не воспринимает себя всерьез. Он смеется над собой и над серьезностью жизни.

«Печальная» новость: мы все умрем; земные накопления и беспокойства в этом свете ничего не стоят. Радостная новость: печалиться и переживать об этом совершенно необязательно; жизнь подобна увлекательному путешествию. Каждый, словно в таком же самолете – несется в своем настоящем. У нас есть выбор, есть определенная мера контроля, но вся личная свобода обусловлена опытом и окружающей действительностью. В любую секунду может случиться непредвиденное. Это тревожный факт, но если с ним не смиряться, становится только хуже: действительность оборачивается бессмысленной смертельной битвой против неизбежного.

Источник: Автор: Игорь Саторин

emosurf.com

Невыносимая лёгкость бытия - это... Что такое Невыносимая лёгкость бытия?

«Невыносимая лёгкость бытия» (чеш. Nesnesitelná lehkost bytí) — роман Милана Кундеры, написанный в 1982 году и впервые опубликованный в 1984-м во Франции. Действие происходит в 1968 году в Праге.

Согласно Кундере, бытие полно невыносимой лёгкости, потому что каждый из нас живёт всего один раз: «Einmal ist Keinmal» (нем. единожды — все равно что никогда, то есть «то, что произошло однажды, могло совсем не происходить», «один раз не считается»). Значит каждая жизнь несёт в себе таинственную случайность, каждое наше действие не может полностью предопределить наше будущее. Любой выбор не отягощён последствиями, а потому не важен. В то же время наши действия становятся невыносимыми, если задумываться об их последствиях постоянно, потому жизнь можно охарактеризовать как «Невыносимую лёгкость бытия».

Некоторые критики относят это произведение к постмодернизму.

Первое издание на чешском языке вышло в 1985 году издательском доме «68 издателей» (Торонто). Во второй раз на чешском языке книга вышла в октябре 2006 года, в Брно (Чехия), спустя 17 лет после бархатной революции (до тех пор Кундера не признавал её).

  • Томаш — опытный хирург.
  • Тереза — молодая жена Томаша.
  • Каренин — собака Томаша и Терезы.
  • Сабина — подруга Томаша и его любовница.
  • Франц — любовник Сабины.

Основная статья: Невыносимая лёгкость бытия (фильм)

  • The Unbearable Lightness of Being  (англ.) на сайте Internet Movie Database

dic.academic.ru

Легкость бытия. Это как?

И вот что интересно — содержание прочитанного документа далеко не так важно, как его «дух». То есть, те чувства, под влиянием которых автор его написал. К примеру, по содержанию статья может быть весьма агрессивной, саркастичной, эпатажной, легкомысленной, ненаучной — но она нравится, и потому к автору сразу проникаешься симпатией, потому что чувствуешь — милый человек. И может быть очень правильная статья, о правильном и о хорошем, но… чувствуешь, что хоть автор и знает, как правильно, но сам он чувствовал себя довольно паршиво во время написания. А значит, все его знания о правильности — чисто академические, он не может применить их к себе и транслировать во внешний мир ту легкость, о которой пишет.

Вот именно «легкость» и «тяжесть» отношения к жизни и определяют бытие. Естественно, периоды эти чередуются в жизни каждого человека. Но важным параметром является преимущественная частота одного или второго — чего больше? Или что бывает чаще? Именно то вы и транслируете в основной массе в окружающий мир. При этом, что бы вы ни говорили и что бы ни делали, на все будет накладываться преобладающий на данный момент фильтр легкости или тяжести.

Чтобы было понятней, можно слово «легкость» заменить на «веселье», а «тяжесть» — на «грусть». Веселый человек приятен себе и окружающим. Более того, ему простят и многие оплошности, и злобный сарказм, и не всегда уместные в обществе эмоциональные вспышки. А вот грустного — сторонятся. Побаиваются. Потому как грусть заразна. А еще в обществе грустного человека сложновато сохранить радость, а иногда это кажется просто неуместным. И тогда приходится жертвовать своим хорошим настроением в пользу грустящего, «тяжелого» человека.

Подсознательно вы понимаете, что это несправедливо — ибо нет вещи на свети более ценной, чем ваше хорошее настроение. И начинает зреть недовольство, которое вы и выразить толком не сможете вашему страдальцу — ему и так уже плохо, вы не смеете добавить дополнительную «тяжесть». Вот и вынуждены теперь тоже ее тянуть и сожалеть об утраченной «легкости».

Записные страдальцы слишком серьезно воспринимают жизнь. Как правило, это люди умные и стремящиеся разобраться в тайнах своей личности и мироздания в целом. И те, кто склонен веселиться без причины и жить легко, не вникая в суть вещей, могут вызывать весьма сильное недовольство и раздражение у тех, кто добровольно несет тяготы жизни. Именно своей беспечностью и кажущейся безответственностью. Детскостью, и порой инфантильностью. И тогда страдальцы начинают приписывать им свои собственные грехи, дабы оправдать свою тяжесть. Наиболее ущемленные в радости нападают и обвиняют, требуют сатисфакции.

Кстати, из наблюдений за перепалками в сети могу сказать, что возмущенного страдальца обычно может успокоить только одно — когда оппонент публично признает, что был неправ и похвалит точку зрения горемыки. То есть — примкнет к лагерю страждущих, за что и будет прощен. А как же — еще одного заставили задуматься, что мир жесток и несправедлив.

Попробуйте понаблюдать себя в этих двух своих ипостасях. Обратите внимание, как вы относитесь к игривым и легкомысленным людям, когда вам легко и радостно, и наоборот — когда вы чувствуете себя паршиво и озабочены многими печалями. И что называется — почувствуйте разницу!

shkolazhizni.ru

Как вернуть легкость бытия?

Когда легко на сердце – и походка легка.

Японская пословица

Жить здесь и сейчас… Казалось бы, что может быть проще? Пробуждаться вместе с восходом солнца. Смотреть на мир, осознавая его красоту, уникальность и неповторимость. Наполняться спокойной уверенностью или уверенным спокойствием от того, что в этом безграничном мире возможностей ты в безопасности. Раскрыть широко глаза, уши и набрать полную грудь воздуха. Воспринимать мир вокруг всеми органами чувств. Осознать ценность этого момента, этой секунды, которая уже никогда не повторится. Ощутить захватывающую связь со всем сущим…

Удивителен тот факт, что каждый из нас обладает всем этим богатством красок и ощущений. Но оно скрыто под толстым слоем из мысленного «мусора», который тщательно заслоняет нам обзорный вид. И мы тащим с собой багаж подобных мыслей, убеждений, ожиданий, ложных установок и ценностей. Мало того, что просто тащим – но еще боимся почему-то отпустить. Может дело в том, что мы страшимся оказаться пустыми, расставшись с этим багажом, большую часть которого мы получили еще по наследству? Но ведь это будет совсем не пустота, а легкость. Легкость восприятия, существования, жизни. Легкость бытия.

Почему нас никто не учил тому, как обрести легкость бытия? Дело в том, что наши «учителя жизни» сами страдали отсутствием оной. А ведь она была у каждого. Когда-то давным-давно. Когда мы собирали вкладыши от жвачек, наслаждались фантой из бутылки, растягивая выпивание ее на несколько дней… Когда перематывали магнитофонную кассету карандашом, чтобы не тратить батарейки в плейере… Каждый может попасть в эти моменты на своей собственной машине времени. Один маленький отрывок той эпохи может вернуть живые, яркие воспоминания.

Так чем же тогда занимались наши «учителя жизни» в этот период фанты, вкладышей, кассет? Ведь они все-таки занимались нашим обучением. Вкладывали в нас знания, умения, навыки, принципы. Передавали одни за другими составляющие своего собственного жизненного багажа. Спасибо им за это – они сделали то, что могли. Они научили нас важности. Правда совершенно забыв при этом про легкость. Их можно понять – ведь они думали о первостепенных и самых важных вещах. Наполняя чашу элементами багажа, в ней с каждым разом становилось все меньше и меньше места для легкости, которой вначале было в избытке.

Что же мы имеем теперь? Чаша наполнена до краев, и в ней нет места для легкости бытия? Драгоценное время безвозвратно упущено?

Совсем нет. Наша способность обучаться у нас все же осталась. Это те самые чудесные навыки повторять новые звуки, копировать интонации голоса и выражения лица родителей. Врожденная способность обучаться, моделировать. Для того, чтобы ей воспользоваться, не нужны ни дипломы, ни докторские и ученые степени.

Но теперь ситуация поменяется. Ученики займут место учителей. Этот момент хорошо был обыгран в телевизионном журнале «Ералаш». Там мальчик остался дежурить после уроков в пустом классе. Он проводил воображаемое занятие, где вместо учеников за партами сидели учителя. Мальчик задавал им каверзные вопросы про домашнее задание, а учителя не могли ответить и стыдливо просили не ставить им двойки и не вызывать родителей.

Однако я сейчас на полном серьзе про обучение у детей. Одного взгляда в глаза ребенку будет достаточно, чтобы понять, что представляет собой «мастер легкости бытия». Его глаза горят, энергия бьет ключом, он – словно воплощение интереса к жизни во всех ее проявлениях. Вы даже не сможете его убедить в серьезности какой-то вашей важной жизненной проблемы, с которой столкнулись. Потому что в его понимании она будет лишь небольшим затруднением.

И мы когда-то были такими же. Маленькими гениями и мастерами легкости бытия. И наша чаша еще не была полна, и багажа было значительно меньше. Где-то внутри нас навсегда осталась часть, которая все это помнит. Эрих Берн сказал бы, что это наш внутренний ребенок. Общаясь с реальным ребенком в жизни, мы неосознанно активируем нашего внутреннего. Замечая то, как он смотрит на мир, как реагирует, как поступает и мыслит, мы примеряем все это на себя.

Таким образом мы получаем шанс снова вернуть то волшебное время и ощущения. Как раз этому нас и могут научить дети – вернуть ощущение легкости бытия. Причем именно вернуть, а не создать или где-то найти. Если уж и отыскать – то только внутри себя.

Это совсем не означает, что мы должны начать себя вести как дети, капризничать или отказаться от каких-то жизненных ценностей или ответственности. Да это и невозможно. Качественно восстановив те чудесные ощущения, мы улучшим контакт с собой. Мы сможем лучше понять себя, других, в том числе и детей.

Наш «багаж» будет всячески препятствовать возвращению ощущения легкости жизни. Его стоит назвать багажом обусловленности. Всякие «можно», «нельзя», «не стоит», «нужно» составляют его основу. Как говорилось выше, он не дает находиться в здесь и сейчас. Он отвлекает нас от красок жизни и наслаждения великолепием мира. Неудивительно, что наш внутренний ребенок «потерялся» в этой огромной кладовой обусловленности. О нем просто незаслуженно забыли, оставив его там в одиночестве.

Самое время наполнить эту кладовую легкостью, свободой и светом. А еще навести там порядок, убрав «хлам» из тянущих вниз убеждений, установок и принципов. Ведь они там не просто существуют, а питаются жизненной энергией, которую можно направить на поддержание чего-то более полезного. Возможно, тогда место в чаше освободится, и станет чуточку уютнее и приятнее жить. И можно будет ее ноаплнить светом, радостью, интересом и вкусом жизни.

И тогда, наконец, вернется давно забытая легкость бытия.

 

Вострухов Дмитрий Дмитриевич,

психолог, НЛПт-психотерапевт, консультант по благополучию

www.b17.ru

Легкость Бытия — это действия вопреки всепоглощающей неизвестности

Легкость приходит в дела и отношения, когда не боишься «проиграть», и готов к любому раскладу. Легкость бытия появляется, когда не делаешь больших ставок на жизнь, и не боишься ее потерять. Это – смирение. Запредельной сложности в принятии такого взгляда – нет. Это – обычная честность с собою. Завтрашний день непредсказуем. Следующая секунда – непредсказуема. Ожидать чего-то – значит обманывать себя. Все ожидания приводят к мучительному пониманию той разницы, которая неизбежно возникает между фантазией и реальным положением дел. Видимо иногда просто необходимо снова и снова отступать от уже понятых и принятых истин, чтобы после – возвращаться к ним по новым дорожкам с новым уровнем понимания.

Легкость, о которой я говорю – это не наплевательская легкомысленность и не свинская раскованность. Это такое состояние, когда вообще ничего не ожидаешь, понимая, что жизнь всегда и все делает по своему, но при этом продолжаешь действовать.

В следующий час жизни может случиться все, что угодно. Будущие мгновения, вытекающие в завтрашний день – это такое девственное полотно существования, по которому реальность рисует впервые, не загадывая наверняка, а как бы спонтанно, играючи.

Чем больше надежд, тем сильней переживания

Да, иногда «картинки» получаются серьезными, но степень их драматичности прямо пропорциональна ожиданиям и ставкам, которые возлагаются на будущее. Чем больше надежд, тем сильней переживания. 

Чисто по человечески – это действительно непростые и неоднозначные материи. А все потому, что на текущем этапе своих жизненных сценариев практически каждый забит до отказа личными представлениями о том, какой жизнь должна быть. Отказываться от этих фантазий никто не спешит. Очень уж они греют душу, очень уж сладко – предвкушать исполнение желаний.

Надежды и ожидания – это те самые психологические желания, которые Будда описывал, как источник человеческих страданий. В этом смысле легкость бытия – это и есть такая вот духовная просветленность. Чем больше такой легкости, тем меньше зависимость от грез ума, и тем глубже принимается реальность.

Весь драматизм жизни возникает вместе с желаниями. Чем выше ставка на конкретный сценарий, тем сильней страх, что все пойдет иначе. А это «иначе» между тем, может быть ни чем не хуже ожидаемого развития жизненного сюжета. Но желания имеют такое злокозненное свойство – внушать, что любой расклад, выходящий за пределы желанно ожидаемого, ведет к несчастью. Такой вот «Пан или пропал» в психологии называют дихотомическим – то бишь черно-белым мышлением.

Звучит как диагноз? А ведь этой «болезнью» в той или иной степени заражен каждый. Это – такой стиль мышления и проживания бытия, когда ум выуживает кайф из двойственных предвкушений. И чем сильней он подсажен на них, тем больше в жизни страха, что все пойдет не по плану, и весь проект, раскачанный желаниями, сокрушительно развалится на глазах. Нет ничего однозначного. Выбор, судьба, карма – все это попытки поймать несуществующее. Откуда мы можем знать, какой должна быть жизнь? Почему так цепляемся за собственные иллюзии? Ошибки – неизбежны. Именно они дают тот опыт, который позволяет их же обходить.

Есть только опытные и неопытные – каждый в своем жизненном русле

Иногда просто необходимо сломать отношения, ввязаться в проблему, нарожать детей, а потом развестись, по-детски нос задрать, приручить, а потом потерять доверие, хорошенько соврать, напиться, удариться об стену – просто, чтобы понять и увидеть… получить свой реальный опыт. Нет дураков. Никто не может и не должен иначе. Есть только опытные и неопытные – каждый в своем жизненном русле.

Как-то мне приснился яркий сон, где я с друзьями летел в большом пассажирском самолете по оживленному дневному городу посреди высоких домов. Полет выглядел очень опасным, крылья самолета с грохотом задевали стены зданий, ощущалась тревога, но вместе с ней – доверие к реальности и какое-то радостное волшебство от захватывающего путешествия. Что-то внутри словно понимало – переживать бесполезно, если самолет разобьется, с этим ничего не поделать. Поэтому большая часть внимания была прикована к проносящимся домам, оживленным дорогам и улицам, к осознанию происходящего как чудесного путешествия.

К сожалению, к жизни я пока не умею относиться с такой же легкостью. Но этот сон стал чем-то вроде указательного маяка на пути. Легкость бытия и смирение, о котором я говорю – это не пассивность, а действие вопреки всепоглощающей неизвестности, от которой мы так старательно сбегаем в грезы ума. Это – не наплевательское отношение к судьбе собственного тела, а ясное понимание, что тело – смертно, и порой, смертно – внезапно. Мне и самому нелегко признавать этот факт – нечто внутри сопротивляется. Но чем глубже понимание этой истины, тем сильней личная свобода, тем больше легкости по отношению к жизни.

Вспоминается кастанедовский воин и человек знания, главный советчик которого – смерть за левым плечом. Воин действует, не ожидая наград, ищет свободу, ни на что не жалуется, ни о чем не жалеет, не воспринимает себя всерьез. Он смеется над собой и над серьезностью жизни.

«Печальная» новость – мы все умрем; земные накопления и беспокойства в этом свете – ничего не стоят. Радостная новость – печалиться и переживать об этом совершенно необязательно; жизнь – подобна увлекательному путешествию. Каждый – словно в таком же самолете – несется в своем настоящем. У нас есть выбор, есть определенная мера контроля, но вся личная свобода обусловлена опытом и окружающей действительностью. В любую секунду может случиться непредвиденное. Это – тревожный факт, но если с ним не смиряться, становится только хуже – действительность оборачивается бессмысленной смертельной битвой против неизбежного

© Игорь Саторин

alldiff.com


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle