Глубинная разведка что это такое


ГЛУБИННАЯ РАЗВЕДКА (РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДЕСАНТНЫЕ РОТЫ)

ГЛУБИННАЯ РАЗВЕДКА (РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДЕСАНТНЫЕ РОТЫ)

Однако не следует считать, что парашютное десантирование было исключительной прерогативой ВДВ, спецназа ГРУ и десантно-штурмовых частей сухопутных войск.

Еще в середине 70-х годов в отдельных разведывательных батальонах мотострелковых и танковых дивизий создаются разведывательно-десантные роты, которые в первые годы своего существования именовались «ротами глубинной разведки». Так как обычно по линейному счету в батальонах они были третьими, то и неофициально назывались просто «третьими ротами», и кто был осведомлен, тот знал, о чем идет речь. Военнослужащие этих разведывательно-десантных рот носили форму своих дивизий, но на прыжки им выдавалась прыжковая форма. Зачастую в этих ротах бойцы и командиры носили голубые береты. Эти роты своих номеров не имели, так как отдельными частями не являлись.

Будучи заброшенными в тыл противника в полосе наступления своей дивизии, эти роты в рамках деятельности в прифронтовой полосе, по сути, выполняли задачи, схожие с теми, которые ставились специальной разведке. Своими силами разведывательные группы «третьих рот» в тылу врага могли организовать уничтожение практически любого тылового объекта, встретившегося им на пути, а также в любом случае должны были уничтожить средства ядерного поражения противника.

Подготовкой кадров в эти роты в основном занимался 597-й отдельный разведывательный батальон, находящийся в н. п. Песчанный, в Ленинградском военном округе. Также было еще несколько учебных батальонов, разбросанных по всей огромной стране.

Попробую перечислить эти разведывательно-десантные роты по состоянию на середину 80-х годов, когда был самый расцвет советской военной мощи.

Группа Советских войск в Германии (Западная Группа войск):

рдр 5-го орб (в/ч 60495) 27-й гв мсд, Галле;

рдр 6-го орб (в/ч 83059) 207-й мсд, Стендаль;

рдр 7-го орб (в/ч 47250) 47-й гв тд, Бург;

рдр 9-го орб (в/ч 47596) 11-й гв тд, Дрезден;

рдр 10-го орб (в/ч 83083) 79-й гв мсд, Иена;

рдр 11-го орб (в/ч 86881) 39-й гв мсд, Майнинген.

К слову сказать, в этой дивизии был один очень интересный полк — 120-й гвардейский мотострелковый, который был сформирован на базе 201-й воздушно-десантной бригады еще в период Великой Отечественной войны, являясь, таким образом, наследником самой первой воздушно-десантной части, 3-й авиационной десантной бригады и воздушно-десантного отряда Ленинградского военного округа. В период разгрома остатков былой советской мощи, в 1993 году, этот полк будет бесславно расформирован;

рдр 12-го орб (в/ч 83068) 94-й гв мсд, Шверин;

рдр 13-го орб 9-й тд, Цайтхайн;

рдр 17-го орб (в/ч 35018) 16-й тд, Нойштрелиц;

рдр 17-го гв орб (в/ч 34161) 32-й гв мсд, Ютеборг;

рдр 18-го орб (в/ч 60491) 12-й тд, Манвинкель;

рдр 30-го орб (в/ч 60549) 90-й тд, Бернау;

рдр 34-го орб (в/ч 58593) 21-й мсд, Перлеберг;

рдр 40-го орб (в/ч 47368) 7-й тд, Кведлинбург;

рдр 53-го орб (в/ч 34810) 25-й тд, Фогельзанд;

рдр 59-го орб (в/ч 58545) 35-й мсд, Олимпишес Дорф;

рдр 68-го гв орб (в/ч 23562) 20-й гв мсд, Плауэн;

рдр 107-го гв орб (в/ч 58447) 32-й гв тд, Ютеборг;

рдр 112-го гв орб (в/ч 35094) 10-й гв тд, Хальберштадт;

рдр 113-го орб (в/ч 60544) 57-й гв мсд, Рудольштадт.

Центральная группа войск:

рдр 20-го гв орб 30-й гв мсд, Рьечки;

рдр 31-го орб 48-й мсд Високо Мито;

рдр 45-го гв орб (в/ч 67001) 18-й гв мсд, Дечин;

рдр 81-го гв орб (в/ч 34965) 15-й гв тд, Миловице;

рдр 84-го орб 31-й тд Брунталь.

Северная группа войск:

рдр 96-го гв орб (в/ч 28348) 20-й гв тд, Светощув;

рдр 126-го гв орб (в/ч 74256) 6-й гв мсд, Бялогард.

Южная группа войск:

рдр 15-го гв орб (в/ч 75569) 254-й мсд, Секешфехервар;

рдр 16-го гв орб (в/ч 64802) 93-й гв мсд, Кечкемет;

рдр 56-го гв орб (в/ч 30248) 13-й гв тд, Веспрем;

рдр 99-го гв орб (в/ч 81154) 19-й гв тд, Эстергом.

Ленинградский военный округ:

рдр 597-й учебный орб (в/ч 54052) 56-го гв ОУЦ, Песочный;

рдр 789-го гв орб 45-й гв мсд, Харитоново;

рдр 790-го орб (в/ч 15745) 54-й мсд, Алакурти;

рдр 792-го орб (в/ч 40335) 64-й мсд, Саперное;

рдр 794-го орб 77-й гв мсд, Архангельск;

рдр 795-го орб 111-й мсд, Лахденпохья;

рдр 796-го орб 131-й мсд, Луостари.

Прибалтийский военный округ:

рдр 19-го гв орб (в/ч 14044) 1-й гв мсд, Долгоруково;

рдр 79-го орб (в/ч 71677) 1-й тд, Корнево;

рдр 80-го гв орб 40-й гв тд, Советск;

рдр 86-й орб 3-й гв мсд, Клайпеда;

рдр 148-ro гв орб (в/ч 48853) 144-го гв мсд, Клоога;

рдр 640-й орб 107-й мсд, Вильнюс;

рдр 45-го гв орб 18-й гв мсд, Гусев;

рдр гв орб 26-й гв мсд, Советск;

урдр 381-го учебного орб (в/ч 10940) 54-го ОУЦ, Добеле.

Белорусский военный округ:

рдр 3-го гв орб 6-й гв тд, Гродно;

рдр 6-го гв орб 8-й гв тд, Пуховичи;

рдр 46-го гв орб (в/ч 43194) 120-й гв мсд, Уручье;

рдр 50-го орб 29-й тд, Слуцк;

рдр 52-го орб 193-й тд, Бобруйск;

рдр 53-го гв орб 37-й гв тд, Боровуха;

рдр 56-го орб 19-й гв тд, Заслоново;

рдр 90-го орб 50-й мсд, Брест;

рдр 97-го орб 28-й тд, Слоним;

рдр 134-го орб 34-й тд, Борисов;

рдр орб (в/ч 12344) 76-й тд, Брест.

Московский военный округ:

рдр 136-го гв орб (в/ч 33755) 2-й гв мсд, Калининец;

рдр 137-го гв орб 4-й гв тд, Наро-Фоминск;

рдр 39-го гв орб 32-й гв мсд, Тверь;

Одесский военный округ:

рдр 95-го гв орб 28-й гв мсд, Черноморское;

рдр 102-го гв орб (в/ч 48383) 59-й гв мсд, Тирасполь;

рдр 103-го орб 126-й мсд, Симферополь;

рдр 129-го орб 180-й мсд, Белгород-Днестровский;

Киевский военный округ:

рдр 15-го орб 254-й мсд, Артемовен;

рдр 74-го гв орб 17-й гв тд, Кривой Рог;

рдр 117-го орб 72-й мсд, Белая Церковь;

рдр 130-го гв орб (в/ч 24066) 25-й гв мсд, Лубны;

рдр 1377-го учебного орб (в/ч 54057) 169-го ОУЦ (бывшая 48-я гв утд), Остер.

Прикарпатский военный округ:

рдр 21-го гв орб (в/ч 15727) 51-й гв мсд, Владимир-Волынский;

рдр 29-го орб 24-й мсд, Рава-Русская;

рдр 47-го гв орб 128-й гв мсд, Мукачево;

рдр 54-го гв орб 30-й гв тд, Новоград-Волынский;

рдр 83-го орб (в/ч 22356) 23-й тд, Овруч;

рдр 91-го гв орб 70-й гв мсд, Ивано-Франковск;

рдр 92-го орб (в/ч 15331) 161-й мсд, Изяслав;

рдр 93-го орб 17-й гв мсд, Хмельницкий;

рдр 94-го гв орб 97-й гв мсд, Славута;

рдр 1262-го учебного гв орб 110-го гв ОУЦ, Черновцы.

Закавказский военный округ:

рдр 766-го орб 10-й гв мсд, Ахалцихе;

рдр 767-го орб 15-й гв мсд, Кировакан;

рдр 768-го орб 23-й мсд, Ганджа;

рдр 769-го орб 60-й мсд, Ленкорань;

рдр 770-го орб (в/ч 15729) 75-й мсд, Нахичевань;

рдр 772-го орб (в/ч 15732) 127-й мсд, Ленинакан;

рдр 773-го орб 45-й мсд, Гонио;

рдр 774-го орб 147-й мсд, Ахалкалаки;

рдр 776-го орб 164-й мсд, Советашен;

рдр 777-го орб 295-й мсд, Баку.

Северо-Кавказский военный округ:

рдр 107-го орб 9-й мсд, Майкоп;

рдр 249-го орб (в/ч 12356) 19-й гв мсд, Владикавказ;

рдр 417-го орб (в/ч 55034) 173-го ОУЦ, Грозный;

рдр 347-го орб 14-й тд, Новочеркасск.

Приволжский военный округ:

рдр 1378-го учебного орб 43-й умсд, Черноречье.

Уральский военный округ:

рдр 206-го орб 213-й мсд, Тоцкое;

рдр 907-й орб (в/ч 35652) 34-й мсд, Свердловск.

Туркестанский военный округ:

рдр 650-го орб 5-й гв мсд, Афганистан;

рдр 781-го орб 108-й мсд, Афганистан;

рдр орб 4-й гв мсд, Термез;

рдр орб (в/ч 61205) 88-й мсд, Кушка;

Среднеазиатский военный округ:

рдр 85-го орб 78-й тд, Аягуз;

рдр 105-го орб 8-й гв мсд, Панфилов;

рдр 106-го орб 58-й мсд, Сарыозек;

рдр 236-го орб 155-й мсд, Усть-Каменогорск;

рдр 783-го орб 201-й мсд, Афганистан;

рдр орб 167-й мсд, Семипалатинск;

рдр орб 203-й мсд, Караганда.

Сибирский военный округ:

рдр 121-го орб 85-й мсд, Новосибирск;

рдр 172-го орб 242-й мсд, Абакан;

рдр 1263-го орб 62-й мсд, Итатка;

рдр орб 13-й мсд, Бийск.

Забайкальский военный округ:

рдр 109-го гв орб (в/ч 15349) 11-й гв мсд, Мирная;

рдр 128-го гв орб (в/ч 21757) 122-й гв мсд, Даурия;

рдр 186-го орб 2-й гв тд, Чойбалсан;

рдр 192-го орб 245-й мсд, Гусиноозерск;

рдр орб 110-й мсд, Братск;

рдр 1914-го орб 49-й утд, Чита;

рдр гв орб 5-й гв тд, Кяхта;

рдр орб 52-й мсд, Нижнеудинск;

рдр 110-го гв орб (в/ч 59335) 38-й гв мсд, Сретенск;

рдр 132-го орб 12-й мсд, Монголия;

рдр орб 41-й мсд, Чойрен, Монголия;

рдр орб 51-й тд, Налайх, Монголия;

рдр орб (в/ч 96599) 149-й мсд, Эрденет, Монголия.

Дальневосточный военный округ:

рдр 27-го орб 277-й мсд, Сергеевка;

рдр 88-го гв орб 21-й гв тд, Белогорск;

рдр 115-го орб 265-й мсд, Екатериновка;

рдр 118-го гв орб 81-й гв мсд, Бикин;

рдр 127-го гв орб 123-й гв мсд, Барабаш;

рдр 129-го орб 121-й мсд, Сибирцево;

рдр 131-го орб 135-й мсд, Грушевое;

рдр 154-го орб 73-го мсд, Комсомольск-на-Амуре;

рдр орб 22-й мсд, Елизово;

рдр орб 29-й мсд, Камень-Рыболов;

рдр орб (в/ч 20187) 33-й мсд, Хомутово;

рдр орб 40-й мсд, Смоляниново;

рдр орб 67-й мсд, Сковородино;

рдр орб 79-й мсд, Поронайск;

рдр орб 87-й мсд, Петропаловск-Камчатский;

рдр орб 192-й мсд, Благовещенск;

рдр орб 199-й мсд, Красный Кут;

рдр орб (в/ч 48319) 262-й мсд, Возжаевка;

рдр орб (в/ч 04030) 266-й мсд, Райчихинск;

рдр орб 27-й утд, Завитинск;

рдр орб 270-й мсд, Хабаровск.

Понятно, что перечень этот совсем неполный (и требует уточнений), но даже перечисленные роты — это внушительная сила. Подавляющее большинство этих рот существовало в кадрированном или свернутом состоянии, но те, в которых был личный состав, в полном объеме проходили воздушно-десантную подготовку.

Обычно на прыжки разведчики выезжали в части ВДВ или спецназа ГРУ. Большинство «живых» разведывательно-десантных рот во второй половине 80-х годов носило форму и символику ВДВ.

Следующая глава

info.wikireading.ru

Записки комбата. Рассказ о спецназе (глубинная разведка)

djek4

- Сейчас вас проводят в офицерское общежитие. Обустраивайтесь. Повседневную форму одежды мы надеваем редко, полевая гораздо удобней ! – командир роты взглядом указал сержанту на дверь ротной канцелярии и перевёл взгляд на меня – У Вас есть вопросы товарищ лейтенант?

Вопросов у меня было много, но внутренний голос советовал пока молчать и присматриваться, не суетиться попусту .

- Да, чуть было не забыл… У Вас какая оценка по военной топографии? – ротный задавая этот вопрос уже поднялся из-за своего стола и разглядывал какай-то список на доске документации. Затем , повернув голову и с улыбкой глядя мне в глаза как бы спохватившись сам ответил на свой вопрос – Конечно «отлично! Ведь Вы получили диплом « С отличием»

-Так точно, товарищ капитан! - отчеканил я свою дурацкую радость, вместо того что бы насторожить уши торчком и оскалиться на всякий случай, ведь знал уже куда попал! Но опыт, опыт, этот вечный критерий истины был на стороне ротного, а не на моей. Я пока ещё не умел читать мысли и делать перевод с русского языка на разведывательный.

Чемодан и небольшой баул с формой , выданной по выпуску из Училища , я оставил около дневального по роте, там они и находились в ожидании своей дальнейшей судьбы. Сержант молча указал головой в сторону двери и мои вещи поплыли по воздуху в руках двух высоких солдат. Я уже заметил, что в роте мало говорят, больше объясняются жестами, чем словами. Иногда обходятся и совсем без жестов, взглядом. Это было необычно для армии и особенно странным казалось выпускнику пехотного Военного училища, которого четыре года учили подавать команды , слышимые на 400 метров. Как объясняли преподаватели – «На дальность действительного огня всех видов стрелкового оружия». Подавать , перекрывая звуки стрельбы.

Сержант уверенно шел впереди, солдаты позади меня несли мои вещи, а я с любопытством оглядывал « местные предметы» и « изучал рельеф местности». Ноги топали по дорожке, глаза узнавали или распознавали « местные предметы» а мои мысли то убегали вперёд, стараясь предугадать будущее , то возвращались к пройденному пути. « Отпуск. Поезд, Штаб Округа. Скамейки в коридоре Управления кадров, курилка во дворе штаба. Лица майоров, подполковников. Чай в подстаканнике с выдавленным паровозом , горластая проводница поезда Москва – Иркутск. Длинный барак казармы с входом посредине. Сегодня 6 сентября. Нужно запомнить. Хотя разве забудешь? Такое бывает лишь раз в жизни. Интересно как там сейчас , на родине? Сегодня же, сегодня нужно написать домой письмо! Там тоже началась осень, только вот месяц этот зовётся иначе – вересень.»

Оппаньки! Вот и офицерское общежитие. Как детском журнале Мурзилка- найдите десять отличий! Такой же деревянный барак из потемневших брёвен, крыльцо, шесть окошек вправо, шесть окошек влево. Три ступеньки, дверь обитая войлоком и дерматином, зимой то здесь , поди « ого!» Направо по коридору , третья дверь. В общежитии пахнет нагретым на солнце старым деревом, паркетной мастикой , офицерским мылом «земляничное» и горячим утюгом.

Сержант не постучав отпирает дверь своим ключом и широко распахнув её произносит : Вот комната наших офицеров. Добро пожаловать! Койка слева у окна свободна. Там раньше спал старший лейтенант Аненко. Он уехал с повышением. Теперь она ваша.

Я подхожу к окну и отодвигаю синюю штору. За окном лес, овраг, река и над всем этим бездонное сибирское осеннее небо – красота! И тут же всплывают мгновенные воспоминания – пионерский лагерь в бору с фонтаном посредине и дощатый барак в учебном центре училища с раскалёнными печками из бочек и примерзшие к подушке волосы.

Вошедшие вслед за мной солдаты поставили у стола вещи и неторопливо вышли из комнаты. Сержант положив на стол ключ , достал со шкафа утюг и включил его в розетку. Один из солдат вернулся с ковшиком воды , другой занёс в комнату гладильную доску. Мелькнуло дикое предположение – Может, и эти солдаты и сержант живут здесь в офицерском общежитии? Или они умеют читать мои мысли? А может они считают меня неумехой и решили всё сделать сами? Нет, нет. Здесь что-то кроется!

- Товарищ лейтенант! – сержант доставал из шифоньера с номером 181 плечики для одежды, сделанные из толстой стальной проволоки и бросал их на ближайшую койку. Номер на шкафу был нарисован красной краской в верхнем углу , ну а плечиками при необходимости можно было пользоваться как бумерангами.- Офицерская столовая открывается в 18 часов. Разрешите, я покажу где она находится? А то нам нужно возвращаться в расположение. Вы не волнуйтесь. Бойцы погладят полевую форму.

Что мне оставалось? Скорее всего ребята выполняли указания ротного и так или иначе эти указания касались теперь и меня. Переодеваться при солдатах я не стал, так при полном параде и потопал в столовую. В небольшой , но очень уютной комнате стояло всего шесть столиков накрытых цветастой клеёнкой, а за решетчатой перегородкой был маленький буфет. Съев изумительный по размерам и вкусу лангет с картофелем фри, я не успокоился и залил его сверху стаканом сметаны с беляшом и двумя стаканами какао. В буфете я увидел свои любимые конфеты Кавказские, и не удержавшись купил сразу полкило! Хотелось купить молока, но вообразив себя в парадной форме с треугольным тетрапакетом в руках, я отказался от этой идеи.

На скамейке радом с крыльцом общежития сидел один из моих солдат и перебрасывал с ладони на ладонь ключ от моего нового жилища. Я открыл было рот чтобы поблагодарить , но не успел . Боец вложил в мою ладонь тёплый кусочек металла и рванул через кусты , дорожки и клумбы в направлении казармы. Чудеса! Да, действительно чудеса….. Так, план действий. Сейчас переодеваюсь, раскладываю вещи , приготовляю полевую форму, осматриваю окрестности военного городка и сажусь за письмо. Будильник ставлю на 5 -45. чтобы к 6-00 быть на физзарядке со взводом.

Комната меня встретила тем же запахом тройного одеколона и кожаных офицерских предметов снаряжения. Ничто в комнате не выдавало недавнего присутствия трёх человек . Всё в ней было так, как час назад, когда я переступил этот порог. Интересно. А мои- то вещи где? А, вот они, в шкафу – шифоньере! Всё как и положено – на левом фланге шинели, кителя, на правом рубашки , галстуки. Отглаженная полевая форма висела на самом правом фланге, и казалось, ждала. Пусть подождёт, до завтра .

Переодевшись в своё старое любимое спортивное трико за 3 рубля 50 копеек , я завалился на кровать. Красота! А какая встреча! Приятно сознавать себя командиром. Да и часть не такая уж и большая. Наверное чуть больше ста человек. Отдельная. Окружного подчинения. А командир всего капитан. У него и печать своя!

Достав из кармана своё удостоверение личности я ещё раз прочёл : Пистолет ПМ № 2589 . Командир части капитан Николаев. Печать в/ч 64655.

Должность - командир разведывательного взвода. Подпись. Печать.

Удостоверение личности не хотелось выпускать из рук. Оно благородно пахло гербовой бумагой и кожаной обложкой. От него веяло романтикой, долгожданным офицерским званием и возможностью повидать мир. И в нем было много незаполненных страниц с названием должностей и воинских званий. Должность командира взвода вилка - лейтенант – ст. лейтенант. А моя теперешняя должность хотя и называется командир взвода, но она капитанская! Наш преподаватель тактики в училище как-то сказал : « Жизнь офицера состоит из взлётов и падений. Взлететь тяжело, а падать всегда больно. И запомните самцы – самая тяжелая работа в армии на капитанских должностях!» Запомнил. Теперь сам попал на капитанскую. Интересно. А почему именно меня выбрали в разведку? Я не спортсмен, не чемпион. Рост стандартный – 176 сантиметров. Был обычным курсантом. Нас выпускалось из училища две роты, а в глубинную разведку взяли меня. И то, что сейчас со мной происходит это взлёт? Ладно, посмотрим-увидим!

Шаги в коридоре и спокойный, уверенный стук в дверь. « Да! Войдите!» Встаю с кровати, на пороге солдат со штыком на ремне – « Товарищ лейтенант! Вас срочно вызывает командир роты. Форма одежды полевая , с полевой сумкой. Разрешите идти?» - « Понял! Идите!»

Что я понял? Да ничего я не понял! Я только успел представиться и поужинать, так служба не начинается! А может уже война?! Бегу в казарму , а в желудке за право безпрепятственного выхода борются лангет с беляшом.

Добежал. Степенно вхожу, отвечаю на приветствие дневального по роте. Повернув в направлении канцелярии роты, краем глаза успеваю заметить солдат в маскировочных комбинезонах с оружием и снаряжением. Наверняка готовятся к занятиям. На сердце ни тревоги, ни радости. Обстановка не ясна. Сейчас ротный наверное объяснит задачу на завтра.

« Так говорите оценка отлично по топографии?» - « Так точно!» - « Тогда вот ваша карта, распишитесь пожалуйста вот здесь. На карте найдите отметку 129,6 в квадрате 23 -05, по улитке 8. Нашли? Хорошо. Сейчас 20 часов . В час тридцать 7 сентября буду вас ждать у этой отметки. В вашем распоряжении пять с половиной часов. Получите личное оружие. Взвод в вашем распоряжении. Задача ясна?» - « Так точно товарищ капитан, ясна!»

Мы в движении уже четвёртый час. Справа меня догоняет замкомвзвода и вполголоса – Товарищ лейтенант, разрешите взглянуть на карту! – Пустое! Некогда сейчас. Вперёд! – Мы не туда движемся, разрешите карту! – Я сказал Вперёд!

В темноте не вижу лиц и выражения глаз своих разведчиков. Но спиной чую растущее напряжение. Но, я же командир! Я здесь главный! И я за всё отвечаю. В час тридцать мы не вышли к отметке 129,6. Не вышли мы к отметке и в четыре тридцать. В конечном итоге собрав своих сержантов и сориентировавшись на местности, я вывел взвод к точке встречи к семи часам утра. Там нас ожидал сюрприз. В кабине ГАГ-63 мирно сопели водитель и сержант сверхсрочник. Этой же машиной взвод был доставлен в расположение. Командира роты я не застал. Отправив бойцов на завтрак, я побежал в офицерскую столовую. Нужно было потом зайти в общежитие, сменить носки , да хоть умыться по человечески ! Выходя из столовой увидел дневального по роте со штыком на поясе : « Товарищ лейтенант! Вас срочно вызывает командир.»

- Уверен, что Вы ходили по азимуту. Карта прежняя. Вот кроки маршрута. Конечной точки не указываю. Назначаю время выполнения задачи 13 часов сегодня. Ровно в 13 сигнал красной ракетой. Ответ зелёной ракетой. Если расстояние между ракетами более 100 метров задача считается не выполненной. Вопросы! – Вопросов нет! Разрешите выполнять?

И снова бег – шаг, бег – шаг, бег –шаг. Теперь всё было иначе . С величайшей точностью мы с моими сержантами нанесли маршрут на карту и тремя группами скрытно, что было довольно сложно в дневное время , ринулись вперёд.

Сначала у меня возникло подобие комплекса неполноценности. Росла обида на ротного. Мне казалось, что мои подчиненные меня ненавидят и готовы разорвать меня в клочья ведь из-за меня им доставались безсонные ночи и марш-броски на десятки километров. Но потом пришло сознание необходимости всего происходящего. Я становился офицером разведки. Это была моя работа, и делать её я должен был образцово. До осенней проверки времени оставалось чуть больше двух месяцев, и командир роты меня учил. Учил серьёзно, спокойно и главное доброжелательно. А у меня было в то время только одно желание – выспаться! Конфеты Кавказские , купленные в первый день, частично засохли а частично были съедены мышами. Проверку я сдал на «хорошо».

« Приглядись к бойцам!» Мы с командиром роты шли по дорожке через овраг и он рассказывал мне смешной эпизод из прошлогодних окружных учений, в котором мой взвод играл одну из главных ролей. Тогда разведчикам удалось украсть у генерала , начальника артиллерии , секретную карту с планом нанесения ядерных ударов. Шум конечно был большой, даже не шум, паника! Когда напряжение поднялось до критической точки и о происшествии доложили Командующему, начальник разведки Округа вернул карту генералу и объяснил, что разведка тоже учится, участвуя в учениях. « Приглядись». Это был совет. Совет более опытного офицера. Ротный не давил своим авторитетом, он просто поворачивал мою инициативу фронтом в нужном направлении. А я уже и сам начал приглядываться .

Быстро переболев эйфорией восторженной гордости от причастности к самому боевому подразделения Округа, я задумался. И время для раздумий нашлось! Стирая в очередной раз полевую форму после разведвыхода, я думал: « Если хочешь что ни будь построить выбирай материал и место для постройки. Твой выбор определит результат. Вон в сказке три поросёнка, кто сделал правильный выбор? Правильно, тот, кто построил из камней! Сказки вообще учат нас с детства делать правильный выбор. Жаль, мы не сразу это понимаем. Начальника штаба Округа и Начальника разведки в отсутствии мудрости не упрекнёшь. Вон каких орлов собрали роту! Молодцы как на подбор и с ними дядька…. Да , мне пока далеко до Черномора, но это пока. Четыре года в пехотном училище для меня даром не прошли, фундамент заложен крепкий. Обучали и воспитывали бывшие фронтовики. Но и мои подчиненные образованием , интеллектом мне не уступают . Добрая половина взвода с высшим и незаконченным высшим образованием. Другая добрая половина со средне специальным . Треть бойцов носит значки мастеров спорта, треть кандидаты в мастера, а остальные просто здоровые от природы, способные подтянуться на одной руке».

Наша рота Глубинной разведки или как её ещё называли 791 отдельная рота Специального Назначения в мирное время, была по сути кузницей диверсантов- разведчиков. Отслужив свой срок бойцы уезжали , женились , учились , работали. Словом просто жили дальше по своим личным планам. Но в случае войны они были тем резервом, из которого комплектовались бы роты, батальоны и бригады Специального назначения. Уже потом, через много лет, где ни будь в переполненном автобусе или на улице большого города, они сжимали меня в стальных объятиях, любовно гладили мои подполковничьи звёздочки и спрашивали в полголоса : « Валерий Николаевич, а помните?» Помнил ли я? Конечно помнил!

Но это было потом, а пока была первая моя проверка. Подполковник из разведуправления Округа , усевшись на ствол поваленного дерева , вел со мной неторопливую беседу. Беседа больше походила на допрос, но для меня она была учёбой. Разведчики в это время работали. Проверяющим была поставлена задача – путём визуального наблюдения определить толщину и конфигурацию бетонной балки, рассчитать заряд, изготовить его и скрытно установить. Задача будет считаться выполненной, если все три бетонных балки будут перебиты взрывом. Задача без учета времени, на результат.

Вопросы проверяющего были неожиданными , я бы даже сказал странными :

- В каком кармане носит ключи от сейфа командир роты?

- Как зовут подружку командира третьего взвода и её адрес?

- Номер печати, которой опечатывается склад НЗ роты?

- Когда день рождения начальника разведки Округа?

- Номер машины, на которой приехали проверяющие?

- Сколько раз я пьянствовал с офицерами разведроты танкового полка?

- Почему перед первым прыжком я курил сигарету, а перед вторым нет?

Подполковник изредка поднимал бинокль к глазам и делал пометки в своей рабочей тетради. Меня он усадил на пенёк перед собой, спиной к участку на котором « работали» мои разведчики и продолжал беседу. « Помни всегда Валера. Разведка это « раз»- то есть начало, « ведать» - значит знать. Знание – главное! Всегда задавайся вопросом, ищи ответ. Найдёшь его – выполнишь задачу. Здесь нет равновесия. Чем больше знаешь ты, тем меньше должны знать о тебе. Приходи незваным, уходи не прощаясь. Вырабатывай свой стиль. Будь терпелив и непредсказуем».

Вдалеке прогремели взрывы. « Ну, пошли командир, глянем результат!»

Закончилась проверка. Этой осенью из роты увольнялось в запас 25 человек. Вместо них набрали 100. Поселили в пустующей казарме. Через неделю осталось 50. Ещё через неделю осталось 25. Вот их то и переселили к себе. В отборе- проверке пополнения участвовали все сержанты и офицеры. Выбирали лучших, думаю, не ошиблись.

Закрутилась карусель из ночей, прыжков, выходов, учений, стрельб и отпусков. Очень часто наши учебные задачи совмещались с учебными задачами курсантов Училища Внутренних Войск. Мы уходили от преследования , они преследовали. Однажды моя группа укрылась в одном из погребов заброшенной и разрушенной деревни. Бронетранспортёр преследователей провалился в этот погреб и на нас рухнули брёвна перекрытий. Хорошо , что БТР был четырёхосным, и нас придавили только брёвна. Выбрались из укрытия уже ночью и сквозь посты просочились в тайгу. Следующий раз повезло меньше. Высадились в шахтёрском краю и в то время , когда из шахты совершили побег заключенные. Попали под обстрел, но сумели оторваться и вырваться из кольца облавы.

Иногда наши действия вызывали гнев и раздражение высокого начальства, но нас не ругали. Мы действовали за противника , а противника не ругают, с ним воюют! На окружных учениях, которые проводил сам Командующий, наши разведчики сняли регулировщиков на маршруте выдвижения танкового полка. Переодевшись в их форму и нацепив белые каски, разведчики загнали танковый полк в болото, и чуть было не сорвали все учения! Это было хорошим уроком для всех.

Ротный упершись подбородком в сцепленные руки молча смотрел на нас. Мы уже знали, что будет дальше. Потом ротный сложит руки на столе, как это делают первоклашки , и начнет ставить задачи. Только успевай записывать! Но в этот раз всё было иначе.

« Кто из офицеров читал последний выпуск Военного зарубежника? » - командир роты достал из ящика светло-голубую брошюру, и положил перед собой – « Понятно. Еще не читали. Статья Радиоэлектронная борьба. Завтра в 16 часов выслушаю ваши предложения. Радиоэлектроника это хорошо, но контакты можно и ломом замкнуть. Думайте!»

Результат наших раздумий стал очевиден на очередных командно – штабных учениях . Результат был комплексным. Батальон РЭБ заглушил и подавил работу всех радиостанций, а разведчики прямо под носом батальона охраны сделали подкоп и рассоединили кабели проводной связи. Даже ЗАС отключили. Понаставив вокруг сигнальных мин, разведчики исчезли, а связистам вместе саперами пришлось битый час искать повреждение.

Иногда возникало у меня чувство досады. Досады на себя, службу , подчинённых. Как же так ? Когда занимаемся плановой боевой подготовкой. То неделями бродим по тайге, совершаем ночные прыжки на горы, тайгу, пески и болота. Мерзнем, кормим гнуса и комарьё. Прыгаем на мотоциклах через ямы или пролетаем по доске через эту яму на двух колёсах, а стрелок в это время из коляски лупит из пулемёта! Мы пробираемся на охраняемые часовыми военные объекты, чтобы с риском для жизни установить муляж заряда или мины. А на учениях занимаемся детской игрой по сути. «Зарница», пионерская игра!

Досада проходила сама собой, когда жизнь сурово одёргивала. Один из взводных нашей роты повредил позвоночник и сломал ногу , неудачно приземлившись в горах. Служба в спецназе ему теперь противопоказана. А какой был специалист!

Один из разведчиков едва не утонул, запутавшись в стропах. Да, « Приходи незваным, уходи не прощаясь».

Конец моим раздумьям на досуге ( к окончанию второго года у меня стало больше личного времени, наверное научился работать) положило предложение – приказ участвовать в испытаниях парашютов. Это было действительно стоящее дело, а не «кабацкие» прыжки. Что такое «кабацкие»? Всё просто – за ночные прыжки в сложных условиях платили 10 рублей. Собрались, договорились, прыгнули и пошли в кабак! Просто и незатейливо. На испытаниях не всё было просто, приходилось и потеть и холодеть. Но результат был – вернулся с орденом Красной Звезды.

« Вовремя вернулся! Здорово!»- командир роты в знак уважения стал обращаться ко мне на ты – « Есть работа. Будем охотиться на твой взвод, загонять как волков! Задача и маршрут выдвижения уже разработаны. Действовать будете в форме вероятного противника. На этот случай разработана легенда для милиции и ГАИ. Легенда такая – « над тайгой перехватчиками сбит разведывательный самолёт. Экипаж остался жив и старается покинуть район поисков». Вас разыскивать будут все, а по вашему следу открыто пойдёт второй взвод. Каждую нечетную ночь вам будут сбрасываться посылки с продовольствием. Сигналы для летчиков разработаете сами. На подготовку к выходу сутки. Выход в ночь. Через 12 часов после вас выходит 2 взвод. Удачи!»

Идём ночью. Слишком много открытого пространства и погода хорошая. Днём отлёживаемся в самых неподходящих местах . Сегодня днём видели своих преследователей. Идут собаки, сытые, довольные, семечки лузгают. Прошлой ночью мы выставили охранение, обозначили ориентиры для летунов, лежим глотаем слюну в предвкушении манны небесной и на тебе! Индейские крики торжествующих охотников – в руки второго взвода падает эта манна , а мы злые и голодные снова отрываемся. Всё дальше и дальше , до самого восхода. Это уже вторая посылка, съеденная нашими преследователями. Ну погодите, припомнится это вам!

Так. Это что там деревня? А на карте ? « Выселки». Правильно. « Бойцы , слушай задачу – найти заброшенный нежилой дом. Вперёд!»

Дом есть. Хорошо. Пока искали дом, надёргали морковки, лука, редиски. Странно даже собаки не лаяли. Всегда удивляюсь этой способности моих бойцов. Теперь укрыться и отлежаться . В наглую, среди людей, а что делать? Тревожно и строго спрашиваю : « Вы, слоны, не натоптали там американскими подошвами?» - « Не, мы босиком ходили!» Зря это я на них, сам ведь учил!

Хорошо что я не соблазнился редиской. У моих разведчиков пучит животы . Замкомвзвода , дипломированный инженер- технолог предлагает: « Товарищ лейтенант, разрешите бороться с удушливыми газами путём их сжигания?» Издевается змей над бедными солдатиками.

Мы, профессиональные разведчики – диверсанты, мы – орлы и рыси, мы – бьющие ладонью и стреляющие на звук, совершенно забыли, забыли , что на свете существуют мальчишки! Как они узнали о нас или просто мы заняли их дом, любимое место для игр? Это уже сейчас не важно. Вошли двое , лет по десять каждому – « Здравствуйте дяденьки!» Ни испуга , ни удивления, будто ждали.

Замкомвзвода привычно показал глазами на меня. Подошли. « Дяденька, а автомат настоящий, можно потрогать» - решение пришло мгновенно –« Конечно настоящий, и вот пистолет , тоже настоящий. Потом дам поиграть. Поможете нам?»

На лицах удивление и восторг – « Конечно поможем! А чем?»

Сажаю их рядом с собой на старую скамейку и с улыбкой нечаянной радости начинаю объяснять : « Ребята. У нас учения. Мы прячемся, нас догоняют и ищут. Скоро в деревню придут те, от кого мы прячемся. Нужно сделать так чтобы они поодиночке заходили в этот дом. А последним нужно сюда позвать командира. У него такая кожаная командирская сумка через плечо. Будете говорить, что, тетенька приглашает в гости, молочка выпить. И ещё, может, в этом доме найдутся старые занавески, баночки, чтоб цветочки на подоконники поставить?»

Вижу как загорелись от восторга мальчишечьи глаза . Ура, они на нашей стороне! В это время поступил доклад от наблюдателя – «Подходят колонной. Дальность 500 метров.»

500 метров это пять минут. У нас на всё про всё пять минут! Начали!

Когда я закрывал крышку погреба над головой командира 2 взвода, он улыбаясь произнёс: « Как ты меня купил Валера! По дешевке, просто по дешевке! Молодец!» Из погреба бойцы второго взвода кричали моим разведчикам: « Вы бы хоть сухпай нам оставили!» - « Перебъётесь, мирные жители накормят» -отвечали мои глухими голосами. Рты были забиты копчёной колбасой. Замкомвзвода протянул мне бутерброд с мясным фаршем – Приятного аппетита! А глаза его спрашивали – Что дальше, командир?

Что дальше? А дальше было то, что бывает и случается в этой жизни. В этой жизни всё всегда кончается и начинается новое. Так было и у меня. Настала пора выходить на новую дорогу. Должностей в разведке очень мало. Особенно в такой разведке, в которой служил я. Да и попросту хотелось более объёмной работы. Видимо я созрел как командир. Впереди меня ждали взлёты и падения. Всё то , о чём говорил мой училищный наставник . Меня ждала моя рота и самое тяжелое время в жизни – капитанское.

Полковник Пузанов
Page 2
djek4Вагон был общий , прицепной. Недавно покрашенный , он блестел снаружи как старый дед на свадьбе собственной внучки. Внутри было бедненько , но чисто, пахло линолеумом, горящим углем из титана и подгоревшими тормозными колодками. Только в общих вагонах можно постигнуть философский смысл понятияСвобода! Куда захотел, там и притулился , благо пассажиров было мало. Мы заняли шестое купе и расположились. Мы – этовзводный, двое солдат с автоматами и матерый военный преступник, которого собственно мы и охраняем.

Преступнику лет двадцать, но держится он достойно. Не суетится, выполняя команды, спрашивает разрешения лечь или сесть. Подолгу смотрит в окно , молча ест разогретые консервы из сухого пайка и не доставляет нам особых хлопот. Наверное, мы немного интересуем преступника, как пришельцы из другого мира. Он с ним не знаком. Наш мир более жесткий , контрастный, с постоянной сменой деятельности, мест и людей. В нашем мире больше физических и нервных напряжений, но и гораздо больше нормальных , человечных людей .

Там, откуда он , всё по – другому, иначе зачем ему убегать и прятаться за двадцать дней до дембеля ? Видимо не вынесла его душа моральных потрясений, устала и дрогнула. Теперь ему предстоит лечение. Полтора года бывший стройбатовец будет шагать по строевому плацу Дисциплинарного батальона под прицелом часовых на вышках, и мечтать о работе в тепличном хозяйстве, хоть и под конвоем, но на воле!

Мы не расспрашиваем его , чего душу человеку бередить, да и не положено. Всё написано в его деле, всё кроме правды. Ехать нам не очень далеко, всего одну ночь, выспимся на обратном пути. В наш отсек никто не заходит и не заглядывает. Пассажиры стараются быстрей миновать наше купе. Запах беды и насилия исходит от нас, хотя мы вежливы , предупредительны и разговариваем в полголоса.

На вокзале нас никто не встречает. Нет оркестра, почетного караула. Жаль! Приходится тратить двадцать копеек на покупку карты города . Две самые незаменимые вещи должны быть у военного человека – карта местности и алюминиевая ложка. С картой в руках проще принимать решения, а ложкой можно открыть не только консервную банку , но и люк на танке.

Ох, и большой же этот город! Едем уже больше часа, а он все не кончается. Последний километр прошли пешком. Вот он ! Забор, колючка, КПП. На КПП знакомые лица наших выпускников – улыбки до ушей, рады! Но действуют строго по Уставу, как положено. Сержанты здесь сами на положении разконвоированных арестантов - малейший «залет» - сразу на «кичу»! А тот , кто сидел на гауптвахте автоматически лишается отпуска на родину. Дисбат есть дисбат!

Писарь строевой части держится самоуверенно и нагловато. Конечно! Целыми днями вертится среди капитанов , майоров, даже самому полковнику бумажки подносит, а тут заявился лейтенант, чего с ним цацкаться! Глупенький, не знает как переменчива судьба! Спрашиваю у него как бы мне найти моего друга, служит он здесь, телефон его, лучше конечно адрес. И на моих глазах происходит превращение гарцующего жеребца в скачущего ягненка. Оказывается мой друг начальник этого писаренка, и на столе сразу появляется горячий чай и бутерброды. Молодец, быстро соображает! А другу - плюс, правильно воспитывает щелкопера.

С моим стройбатовцем мы целые сутки вместе, привыкли друг к другу, и по своей командирской привычке уже считаю его своим подчиненным. Становится немного грустно, когда пожилой , многоопытный прапорщик начинает принимать его у меня. Спокойно и деловито прапорщик подбирает по размеру другую одежду, не торопит и не смотрит на солдатика. Тот тоже спокоен, даже заторможен слегка. Здесь сейчас для него открываются ворота в новый мир и страж этих ворот вот он, рядом. Уже в дисбатовской форме с малиновыми погонами, сидя за столом, солдат расписывается в какой-то ведомости и поднимает глаза на прапорщика. Тот тоже впервые посмотрев ему в глаза, кладет на плечо руку и тихо спрашивает – Ну, что ты сынок, дотерпеть не мог?

Я тихо выхожу из помещения, чтобы не видеть как плачет солдатик , уткнувшись головой в бок прапорщика.

Что–то притихли мои бойцы. Автобус, покачиваясь на поворотах, везет нас на вокзал и в такт автобуса покачиваются автоматы в руках парней. За окнами мелькают домишки частного сектора , стоят на остановках милые девушки, но взоры солдат потухли, их души еще там, за бетонным забором, где Государство лечит больные души их сверстников. Дисбат это не тюрьма, дисбат это строгое наказание для солдат, это годы украденные Государством у молодых , неопытных «сорвавшихся с нарезки» молодых людей. О чем сейчас думают мои солдаты? Примеряют на себя форму с малиновыми погонами или дают себе клятвенное обещание всё вытерпеть и не сорваться ? Не знаю. Я сижу на сиденье у водительской перегородки так, чтобы видеть дорогу, подчиненных , водителя и чтобы моя спина была прикрыта. Эта привычка вооруженного человека появилась сама, без постороннего вмешательства, инстинктивно. Это модель поведения одинокого волка, ей следуют пожилые милиционеры патрульной службы, прослужившие долгие годы на улицах больших городов.

Глядя на лица солдат, понимаю огромную разницу между нами. По возрасту мы почти ровесники, но мне дано право распоряжаться , требовать и приказывать.

Бойцы не смотрят мне в глаза, отводят взгляд, ведь для них сейчас мой офицерский мундир – это маленькая частица той слепой и могучей силы Государства. Пройдет немного времени, и я снова буду для них веселым и злым взводным – раздолбаем, гоняющим до седьмого пота и травящим анекдоты в перерывах между занятиями. Пусть сейчас они побудут наедине со своими мыслями, пусть их души придут в равновесие, а взоры загорятся молодостью и интересом к девушкам в легких платьицах. Мне тоже есть о чем подумать. Подумать о том, о чем никогда им не расскажу.

Прошедшей весной вот в таком же автобусе мы говорили с лейтенантом моряком. Он приехал за молодым пополнением на свой Флот и был рад общению с пехотным коллегой. Поразив моё воображение размером своего оклада, который почти в три раза был больше моего , он рассказал то, что не укладывалось в рамки моего восприятия и нанесло удар под дых моему мировоззрению. Оказалось из армии бегут не одни только стройбатовцы, бегут и флотские офицеры. Бегут в теплых и холодных морях, бросаясь за борт, вслед за надувными лодками. Их союзниками в этих побегах являются холостяцкое положение, служебный опыт и тёмные ночи. Вспоминая всё это сейчас в автобусе, с тревогой понимаю зыбкость положения нашего Государства, его озлобленность и безпощадность. Вместе с моими бойцами я возвращаюсь к моим командирам, но не знаю, что всего через год моя душа будет смята , а сам я получу злобный шлепок по затылку. Ни за что, просто так , в назидание другим, самостоятельным и горластым. Государству нужно будет восстановить порядок, запугать остальных. Чтоб не поднимали больше восстаний на сторожевых кораблях и броненосцах! И сотни судеб молодых людей будут сломаны летом 1975 года.

Вокзал в этом большом городе огромен и монументален. У бедной царской России хватало денег на постройку железных дорог, а на здания вокзалов недоставало. Поэтому вокзалами были небольшие деревянные здания. Советская власть нашла средства на монументальные постройки. Ограбив страну коллективизацией, власть выстроила и вокзалы, и корабли, и самолеты.

Паровоз! Первое , что приходит в голову стоящему на привокзальной площади наблюдателю, это сравнение здания вокзала с мчащимся паровозом. Видимо так и планировалось. А вот пассажиру всё равно на что похож вокзал, хоть на скворечник, главное скорее купить билет и тронуться в путь! Вперед к заветному окошку воинской кассы !

Сколько людей, сколько судеб, сколько характеров внутри монументального паровоза! А какие типажи! Вот встретились два моремана. Из разных Флотов , из разных морей вернулись они, а ухватки и манеры одинаковые. Оттопырив обтянутые клешами зады, раскорячившись и отбросив в сторону правые руки, они кричат страшными голосами – Держи краба! – и цепляют друг друга железными ладонями. Эпическая сцена! Вокруг них пехота и маслопузые танкисты, и мореманам приходится держать марку. Хорошо играют стервецы!

Всегда немного стыдно покупать билеты без очереди, отодвигая в сторону солдат и сержантов, но сейчас я не один, со мной вооруженные бойцы и мое право неоспоримо. Толпа вежливо расступается, пропуская меня к окну кассы. Милая девушка стальным голосом сообщает – « Билетов нет! Никаких , когда будут не знает, и не поможет даже Военный комендант». Сочувственные голоса из очереди сообщают о количестве суток, проведенных на вокзале.

Обстановка ясна! Ваше решение товарищ гвардии лейтенант! Разберёмся…

Мои бойцы уютно устроились на длинной скамейке в зале ожидания и выжидающе смотрят на меня. Забираю у них автоматы и отправляю одного переписать расписание поездов в нашем направлении, другого в киоск за мороженым. Хочется угостить девушку, сидящую напротив. Она единственная среди сотен людей в зале, на кого я обратил внимание , проходя к кассе. Нездешний покрой длинного летнего пальто, шейный платок и элегантная стрижка выдают в ней пришелицу из другого мира. Этот мир, наверное, далеко за Уральскими горами, он ждет её и манит меня.

Где это? Париж, Вена, Краков? Немного не угадал? Тогда скажите сами… Ах! Как я недогадлив, конечно, Минск! Как я понял, что она из другого мира? Всё очень просто. Этот мир мне часто снится, и её я видел во сне. Нет не шучу, я на службе. А служба шуток не прощает!

Её поезд отбывал в сумерках, а то , что решил сделать я, предстояло совершить в темноте, и судьба подарила нам несколько часов, чтобы мы прожили их вместе. Мы медленно бродили по перрону, любовались закатом с высоты виадука и не могли наговориться. О красоте её родного Минска, о поэзии, сибирских морозах и её профессии – тренера по плаванию. Мы пили кофе за стойкой кафе и шутили о Париже, в котором оба мечтали побывать.

Я помню движение её красивой руки, поправляющей прическу, помню прощальный поцелуй у вагона и бездонные голубые глаза за окном отходящего поезда. Быть может, это была моя судьба? Не знаю, может быть. Мы были из разных миров, просто судьба сделала нам подарок – нашу встречу. Соприкоснувшись душами, мы стали богаче. С тех пор я знаю, что такое счастье, спасибо судьба!

Вы спросите, что стало с нашими билетами? Ничего! Билетов не было. Дождавшись темноты и отхода поезда, мы провели простую тактическую операцию под названием Налёт! Сначала бойцы, потом их командир, мы заскочили на ходу в открытую дверь и спросили проводницу – « Чаем напоишь хозяйка? У нас есть сахар и галеты!» - « Напою, куда же вас теперь девать! Вижу, не просто так катаетесь!» Так мы вернулись туда , где был наш мир . Он нас ждал, да и мы честно говоря соскучились!

Полковник Пузанов
Page 3
djek4

Решил я что тратить 1,5 тыс рублей за кусок железа это дорого. Вот что из этого получилось.

За основу взял отрезок уголка 65Х65 мм длиной 8 см. толщина металла 5 мм. Еще один отрезок длиной 8 см разрезал по углу. Все это сварил электродом 2 мм.

Отверстие вырезал болгаркой, дырочки просверлил сверлом по металлу диаметром 10 мм.

Крючки и капроновый трос взял от грузовой стяжки из ашана ценой 350 рублей.

Tags:

djek4.livejournal.com

«Глубинная разведка» появится в войсках

В боевую практику Вооружённых сил России вводится понятие «глубинной разведки».

В интервью газете «Московский комсомолец» об этом рассказал замначальника Главного штаба Сухопутных войск РФ Владимир Марусин.

«Она по глубине применения будет стоять между войсковой разведкой и специальной разведкой», — пояснил он, уточнив, что есть три уровня деления военной разведки: стратегическая, оперативная или разведка округа (фронта) и тактическая. Последняя из них непосредственно работает с противником.

«Специальная разведка работает на глубину от 400 километров и дальше, — также объяснил военный. — В её задачи в первую очередь входит вывод из строя средств стратегического сдерживания. Это тоже разведчики, просто у каждого — свои задачи и глубина применения, своя зона ответственности. Кстати, мы используем спецназ и при решении задач в тактической глубине. Это нормальная практика».

Марусин также рассказал, какие вооружение и техника поступают в разведподразделения. Так, например, в тактическом звене идёт развитие межвидовой автоматизированной разведывательно-ударной системы (МАРУС).

Напомним, 5 ноября «бойцы невидимого фронта» российской армии отметят свой профессиональный праздник — День военного разведчика.

defendingrussia.ru

ГЛУБИННАЯ РАЗВЕДКА В ХОДЕ БОЁВ ЗА ВОСТОЧНУЮ ПРУССИЮ

Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,

руководитель Калининградского корпункта

Объединённой редакции МВД России, член Союза журналистов РФ

(статьи из авторской рукописи Правоохранительной энциклопедии Калининградской области)

ГЛУБИННАЯ РАЗВЕДКА В ХОДЕ БОЁВ ЛЕТА 1944-ВЕСНЫ 1945 гг. ЗА ВОСТОЧНУЮ ПРУССИЮ. Летом 1944-весной 1945 гг. осуществлялась аппаратом Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии, разведывательными управлениями 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов и Отдельным отрядом особого назначения (ОООН) НКГБ СССР 4-го (диверсионного) управления НКГБ СССР путём заброски в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника различных как по своему составу, так и предназначению специальных диверсионно-разведывательных групп, а также одиночных диверсантов-разведчиков и маршрутных агентов.

В своём наиболее активном проявлении началась с 24 июля 1944 года, когда наркомом обороны СССР Маршалом Советского Союза И.В. Сталиным была издана директива, обязавшая начальников штабов и начальников разведуправлений фронтов немедленно начать работу по форсированному созданию на территории Германии, Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии и других стран Западной Европы (но на глубине, не превышающей 500 км от линии фронта) советской агентурной сети. При этом в качестве основных объектов интереса были избраны не только военно-стратегические замыслы противника, но и существующие там, в прифронтовой полосе, местные организации и формирования националистического толка.

Чуть позже, в самом начале 1945 года, нарком обороны в другом своём приказе - № 001 по агентурной разведке - потребовал по мере приближения советских войск к территории Германии усиливать диверсионно-разведывательную деятельность, в том числе и путём увеличения числа забрасываемых в тыл противника специальных диверсионно-разведывательных групп.

Как пишет в своих мемуарах бывший начальник 4-го (по обработке поступающей разведывательной информации) отдела Разведывательного управления штаба 1-го Прибалтийского фронта полковник в отставке Афанасий Григорьевич Синицкий; («Разведчикам ошибаться нельзя» / М.: Воениздат, 1987. - 190 с. / Литературная запись Ю.П. Галкина. Тираж 65 000 экз.), «разведчики 1-го Прибалтийского фронта сделали всё зависящее от них для того, чтобы своевременно раскрыть планы врага… В считанные дни нам предстояло сформировать несколько небольших разведывательных групп во главе с офицерами. Эти группы, снабжённые продовольствием, боеприпасами, радиостанциями, должны были действовать во вражеском тылу в период всей предстоящей операции. Их задача после выброски с самолетов состояла в том, чтобы следить за передвижениями войск противника по дорогам, вскрывать характер инженерных сооружений врага в глубине обороны, информировать нас о местах расположения пунктов управления, складов и баз гитлеровцев.

Отбирали в группы только добровольцев из числа коммунистов и комсомольцев. И неудивительно. Задание было исключительно важным и опасным. Ведь действовать предстояло в районах, которые весьма плотно были насыщены вражескими войсками, да ещё в назначенные часы выходить на связь по радио. Гитлеровцы могли и запеленговать разведчиков, и визуально обнаружить их».

Всего же, по утверждению А.Г. Синицкого, «при подготовке Мемельской операции (сентябрь 1944 г.) войсками 1-го Прибалтийского фронта было составлено 10 таких групп, в каждую из них включены военные переводчики. Они сбрасывались на парашютах с самолётов в оперативном тылу врага. Добываемые военными переводчиками сведения передавались по радио командованию наших войск. Они захватывали там и пленных, допрашивая их на месте, а показания передавали по радио в штаб» (цитата – по материалам http://www.tgl.ru/podrazd/archive/book/front/gl2.shtml).

В начале августа 1944 года в Брест с задачей взять на себя непосредственное руководство процессом подготовки личного состава советских групп глубинной разведки и одиночных разведчиков и агентов, предназначенных для заброски на территорию Восточной Пруссии, прибыла Оперативная группа Разведуправления Генштаба Красной Армии. Её возглавлял профессиональный офицер-разведчик В.А. Никольский. Известно, что, помимо него, в состав группы входили также подполковники В.И. Кириленко, И.М. Семёнов, С.И. Шепелев, майоры В.П. Алексеев, П.Н. Савельев, старший лейтенант В.Б. Величко и некоторые другие офицеры.

Всего при участии данной Оперативной группы, как следует из воспоминаний самого В.А. Никольского, было подготовлено и переброшено за линию фронта 120 диверсантов-разведчиков, что равняется по своей численности приблизительно 10-15 «стандартным» разведгруппам.

Как можно судить по библиографическим источникам, в боях за Восточную Пруссию костяк личного состава подразделений глубинной разведки наряду с профессиональными диверсантами-разведчиками из числа военнослужащих спецчастей Разведуправления Генштаба Красной Армии и 4-го (диверсионного) управления Наркомата госбезопасности СССР составляли бывшие белорусские партизаны, но при этом только те из них, которым выпало сражаться с оккупантами именно в составе специальных диверсионно-разведывательных формирований глубинной разведки. Исключения если и были, то редко. А это в свою очередь – бесспорное свидетельство в пользу того, что по уровню своей профессиональной подготовки вкупе с прошлым боевым опытом бойцы данных разведгрупп являлись ни кем-нибудь, а именно диверсантами-профи.

Вооружение и экипировка разведгрупп - тоже соответственно роду выполняемой задачи. И, в частности:

- вооружение: пистолет-пулемёты (ППШ-41, реже – ППС-43) – где-то не менее чем у 2/3 личного состава, то есть за исключением радистов, а также разведчиков, вооружённых винтовками; одна-две винтовки советского образца (в ряде случаев – снабжённые съёмными глушителями для беззвучной стрельбы); личное оружие – у каждого (пистолет ТТ, реже - револьвер системы Нагана образца 1895 года); нож-финка марки «НЖ» (нож-разведчика) - у каждого; пистолеты-ракетницы – очевидно, только у командиров групп и их заместителей; ручные осколочные гранаты (преимущественно – оборонительного действия марки «Ф-1») – у каждого; лёгкие противопехотные мины и тротиловые шашки – образно, на правах коллективного оружия;

- индивидуальная экипировка: одежда – чаще всего штатского образца при кирзовых сапогах и кепке, но нередко дополнялась маскхалатами и солдатскими плащ-палатками, плюс десантный подшлемник, который выдавался перед погрузкой на борт самолёта; вещмешки солдатского образца (в отдельных случаях, не исключено, что ранцы); кобуры и подсумки для боекомплекта; электрические фонарики общеармейского образца; у командиров дополнительно – планшетка с набором топографических карт, а у радистов – рация типа «Север» и сумка для переноски запасных батарей электропитания.

Подавляющее большинство разведгрупп, даже если они имели ведомственную принадлежность к Отдельному отряду особого назначения НКГБ СССР, были, судя по всему, подчинены 3-м (диверсионным), а группы маршрутных агентов, в том числе сформированные из иностранцев-антифашистов, - 2-м (агентурной разведки) отделам разведывательных управлений фронтов.

О характере боевых задачах, которые большинство из специальных диверсионно-разведывательных групп выполняли в тылу Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск, можно во многом судить по тексту приказа, полученного разведгруппой «Джек» от штаба 3-го Белорусского фронта (текст даётся по известной повести О.А. Горчакова «Лебединая песня»): «1) установить контроль за железнодорожными и шоссейными дорогами; 2) определить состояние и пропускную способность железнодорожного транспорта и состояние линий связи; 3) организовать систематический захват «языков»; 4) освещать наличие и состояние оборонительных рубежей; 5) освещать сосредоточение войск на этих рубежах; 6) освещать сосредоточение техники, вооружения, боеприпасов, горючего, продовольствия и других видов снабжения; 7) своевременно вскрывать мероприятия противника по подготовке к химической войне; 8) осветить намерения противника по дальнейшему ведению операций».

Начиная же с октября 1944 года, и, по крайне мере, силами Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта для заброски в тыл противника более активно начали использоваться иностранные антифашисты (преимущественно немцы) из числа военнопленных, перебежчиков и лиц, пострадавших от нацистского режима. Их подготовка велась в Каунасе.

За линию фронта, на территорию Восточной Пруссии, такие агенты забрасывались, как правило, в немецкой военной форме. При этом каждый из них в обязательном порядке был снабжён соответствующей легендой и отлично выполненными документами для легализации – установленного в вермахте и войсках СС образца солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными и проездными билетами и т.д., и т.п.

Всего, согласно архивным документам, в августе 1944-марте 1945 гг. Разведуправлением штаба 3-го Белорусского фронта было подготовлено и заброшено в тыл противника (но реально первые из них – в конце октября) восемнадцать разведгрупп, состоявших из иностранцев-антифашистов (но в четырёх случаях: командиры – русские): четырнадцать радиофицированных групп и четыре группы маршрутных агентов. Это – разведгруппы «Ганс», «Гук», «Висла», «Витинг», «Восточный», «Гафен», «Западный», «Зигфрид», «Иво», «Курт», «Леон», «Норд», «Отто», «Студент», «Фриден», «Шлеминг», «Эрих» и «Як». Их общая численность – 50 человек, из которых: немцев – 38; поляков – 7; русских - 4; французов – 1.

Правда, как следует из текста шифрограммы начальника Разведуправления 3-го Белорусского фронта генерал-майора Е.В. Алёшина начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-полковнику Ф.Ф. Кузнецову, датированной не ранее конца марта 1945 года, деятельность этих разведгрупп оказалась не достаточно эффективной, поскольку «с тремя группами не была установлена связь: одна группа погибла, вторая предана радистом, третья, очевидно, погибла, т.к. выброшена непосредственно в район активных боевых действий. Из оставшихся 11 групп 2 вышли на связь, но не работали. 9 работали от 8 дней до 3 месяцев... 4 группы маршагентов в срок не возвратились, судьба их неизвестна».

Сегодня историками отечественной военной разведки точно установлено, что из восемнадцати таких интернациональных групп свою разведмиссию в тылу врага реально выполняли только пять (в скобках: первая дата – дата приземления в тылу врага, а вторая – последнего радиосеанса связи с Центром):

– «Ганс» (четыре немца) - 29.10.1944 – 26.01.1945, т.е. три неполных месяца;

- «Гафен» (один русский и два поляка) – 19–22.03.1945, т.е. трое суток;

- «Курт» (три немца) - 30.10.1944 – 21.01.1945, т.е. три неполных месяца;

- «Леон» (два поляка, два немца и один француз) - 31.12.1944 - 21.01.1945, т.е. менее месяца;

- «Отто» (два немца) - 13–27.01.1945 года, т.е. две недели.

При этом все пять групп из числа вышеперечисленных сразу же после последнего выхода в эфир пропали без вести, причём в полном составе. Исключение – один из двух разведчиков-немцев из группы «Отто»: отсидевшись в укрытии, в марте 1945 года благополучно соединился с Красной Армией.

Три группы из восемнадцати вскоре после приземления оказались преданными своими радистами (два немца и один поляк), которые затем, начав сотрудничать с Абвером, принялись под своими позывными выдавать в эфир заведомую дезоинформацию: «Гук» (десантирована 31.10.1944 – поток «дезы» до 09.03.1945 включительно), «Иво» (16.12.1944 – приблизительно до 25.01.1945) и «Як» (24.12.1944 – до 05.03.1945 включительно).

Одна группа погибла ещё до прибытия в район десантирования – «Эрих» (три немца): в ночь с 30 на 31 октября 1944 года самолёт, на борту которого она находилась, был сбит над линией фронта…

Четыре группы пропали без вести сразу же после «слепого» прыжка с парашютом – «Восточный» (два немца), «Западный» (два немца), «Норд» (два немца) и «Фриден» (три немца).

Частично выжили в тылу врага, однако в радиоэфир после десантирования так ни разу и не вышли - пять групп: «Зигфрид» (русский и немец – выжил русский), «Висла» (два поляка – выжил только радист), «Витинг» (два немцы – оба затем соединились с Красной Армией), «Студент» (русский и два немца – выжил один немец) и «Шлеминг» (два немца – выжил один).

Общие безвозвратные потери в рядах этих восемнадцати интернациональных разведгрупп (но исключая трёх предателей – двух немцев и одного поляка) – 40 человек: немцев – 30; поляков – 6; русских - 3; французов – 1. Все они официально занесены в список без вести пропавших, однако фамилии их, за исключением двоих (русский и француз), неизвестны.

Если исходить из публикаций открытой прессы, в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника приблизительно в сентябре 1944-январе 1945 года действовал, по меньшей мере, один спецотряд. Это - спецотряд лейтенанта «Фёдорова» (кодовое название отряда неизвестно, поэтому условно даётся по оперативному псевдониму его командира, подлинная фамилия которого тоже пока неизвестна). Судя по косвенным данным, он находился в прямом подчинении Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии.

В тыл врага это специальное диверсионно-разведывательное формирование было заброшено с борта самолёта ещё 3 мая 1944 года. Штатная численность на тот момент – 32 штыка. До конца лета оно действовало в Белгорайским (Яновских) лесах, что южнее польского города Люблина, в том числе в середине июля 1944 года данный спецотряд принял непосредственное участие в спасении (с последующей эвакуацией из оккупированной Польши в Москву) руководителя Варшавского восстания, будущего главнокомандующего Народным Войском Польским генерала Михаила Роля-Жимерского, а также сопровождавших того польских офицеров общим числом в более чем в сто двадцать человек.

Совершив в конце августа сорок четвёртого по заданию Центра скрытный бросок в Восточную Пруссию, подчинённые лейтенанта «Фёдорова» приступили здесь к сбору разведданых о секретных укрепрайонах гитлеровцев.

К концу декабря 1944 года в живых в рядах этого спецотряда оставалось всего на всего шесть бойцов, остальные погибли, в том числе командир - лейтенант «Фёдоров». Лишь только после этого Центр разрешил уцелевшим диверсантам-разведчикам идти на соединение с частями регулярной Красной Армии.

Линию фронта оставшиеся в живых благополучно перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.

Всего же, по разным (но чаще всё же неофициальным), данным в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника летом 1944-весной 1945 гг. было заброшено от 36 до 120 специальных диверсионно-разведывательных формирований глубинной разведки. Среди краеведов Калининградской области, например, бытует широко устоявшееся здесь, но при всём этом, увы, никак и никем из них документально не подтверждённое мнение о том, что их было не менее 49. В свою очередь самодеятельный Музей разведчиков, работающий при Гастелловской средней школе Славского района, оперирует цифрой в 20 разведгрупп (см.: http://muzeyrazvedki.narod.ru). Однако реально на сегодняшний день в открытой печати удалось отыскать упоминания о существовании, как минимум, 78 специальных диверсионно-разведывательных формированиях советской военной разведки, но при этом кодовые названия известны лишь 69 из них. Итак:

- прямого подчинения Разведуправления Генштаба Красной Армии – спецотряд лейтенанта «Фёдорова»;

- Разведывательного управления 1-го Прибалтийского фронта (всего – не менее десяти групп, но часть из них, вероятней всего, была прикомандирована сюда именно из состава ОООН НКГБ СССР, но какие конкретно - пока неизвестно): «Артур», «Атаман», «Мичиган», «Орион» (в ошибочной терминологии калининградских краеведов – мифическая разведгруппа «Прибалтийцы»), «Тайфун» и «Харон»;

- Разведывательного управления 2-го Белорусского фронта: «Лось», «Матросов», «Невский», «Олег» и «Ясень». К ним плюс ещё четыре, кодовое название которых неизвестно: 1) разведгруппа (кодовое название и фамилия командира неизвестны), действовавшая осенью 1944 года на территории современной Калининградской области и в рядах которой, начиная приблизительно с октября, сражался и погиб второй по счёту командир разведгруппы «Джек» лейтенант И.А. Шпаков («Ёж»); 2) гвардии капитана Черных, заброшенная в ноябре 1944 года в расположение Млавского укрепрайона и полностью погибшая 31 декабря того же года в ходе марш-броска из-под Пшасныша к Плоцку; 3) лейтенанта Мельникова, погибшая на территории Цеханувского округа почти в полном составе; 4) лейтенанта Ухова, заброшенная в район польского города Мышинец не позднее декабря 1944 года и в период 30 декабря 1944-14 января 1945 гг. действовавшая в данном районе плечом к плечу с разведгруппой «Матросов»;

- Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта (но часть из них, вероятней всего, была прикомандирована сюда именно из состава ОООН НКГБ СССР, но какие конкретно из нижеперечисленных пока неизвестно): «Аврора», «Бас», «Блондин, «Быстрый», «Висла», «Витинг», «Вол», «Восточный», «Восход», «Ганс», «Гафен», «Грач», «Гром», «Грейдер», «Гук», «Док», «Дятел», «Западный», «Заря», «Зигфрид», «Зубр», «Иво», «Искра», «Казбек», «Камень», «Кит», «Клык», «Кристалл», «Кросс», «Курт», «Леон», «Максим», «Мороз», «Неман», «Норд», «Отто», «Прогресс», «Ром», «Русь», «Свет», «Спарс», «Сокол», «Сталь», «Студент», «Урал», «Утёс», «Фриден», «Шлеминг», «Штык», «Эрих» и «Як». Плюс неизвестная разведгруппа, направленная в Восточную Пруссию в ночь с 25 на 26 июля с аэродрома, расположенного в окрестностях белорусского города Сморгонь, но уничтоженная в воздухе вместе с самолётом вражескими истребителями;

- Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР 4-го (диверсионного) управления НКГБ СССР (но в подчинении разведывательного управления 3-го Белорусского фронта, в том числе и в/ч «Полевая почта 83462» 3-го отдела): «Джек», «Каштан», «Клён» и «Тигр» (в терминологии НКГБ СССР - «Корректировщики»);

- специальные диверсионно-разведывательные формирования, фронтовая подчинённость которых – разведуправления 1-го Прибалтийского или 3-го Белорусского фронтов? - неизвестна: «Гроза» и «ТОПО».

Плюс достоверно известно, что только в марте 1945 года Разведывательное управление 3-го Белорусского фронта забросило в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника 45 одиночных маршрутных агентов: немцев – 34; русских – 9; поляков – 2. Из них назад после выполнения боевого задания вернулись только трое разведчиков (все русские по национальности), остальные 42 – пропали без вести, но их фамилии неизвестны.

Кроме того, необходимо упомянуть, что параллельно, начиная с конца 1943 года и вплоть до августа 1944 года, со стороны Польши и Литвы на территорию Восточной Пруссии для выполнения здесь своих специфичных боевых задач регулярно проникали специальные диверсионно-разведывательные группы и маршрутные агенты Интернационального отряда майора С.А. Волокитина («Майор Серго») – партизанского спецсоединения Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР, состоявшего в свою очередь из:

- интернациональной (испанцы, поляки, литовцы, немцы) группы майора С.А. Волокитина. Базировалась при литовском партизанском отряде И. Вильджунаса;

- четырёх чекистских спецотрядов - «Гвардия» капитана В.Н. Воронова численностью в 150 штыков (в 1944 году прибыл в Августовские леса современной Польши из Ровенской области Украины), «Гвалдахара» (личный состав действовал под личиной военнослужащих испанской «Голубой дивизии»), «Дружина» и «Комета»;

- двух разведгрупп чекистского спецотряда «Боевой». Обе базировались под Вильнюсом в Рудницкой пуще;

- «немецкой» группы политрука Николаева. Прибыла из-под Минска из состава спецотряда подполковника госбезопасности С.А. Ваупшасова – Партизанского отряда особого назначения «Местные»;

- нескольких мелких чекистских разведгрупп.

В августе сорок четвёртого в связи с окончательным освобождением Литвы и Сувалкской области Польши этот отряд чекистского спецназа в полном составе (то есть не имея безвозвратных потерь в личном составе) вернулся в Москву в расположение своей в/ч – ОООН НКГБ СССР.

Как это и не горько констатировать, но судьба подавляющего большинства из разведгрупп и одиночных диверсантов-разведчиков, целенаправленно заброшенных летом 1944-весной 1945 гг. в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника, оказалась трагической: за редким исключением были оперативно выявлены и обезврежены вражескими контрразведывательными органами, причём многие из них – буквально сразу же после приземления на вражескую территорию. В целом, по мнению независимых экспертов, из ста двадцати заброшенных в Восточную Пруссию разведгрупп погибло (причём чаще всего они именно пропали без вести) не менее ста.

Именно столь непомерно высокие потери в рядах диверсантов-разведчиков и привели в конечном счёте к тому, что роль, которую в боях за Восточную Пруссию сыграла глубинная разведка оказалась, если не намного, то, по меньше мере, всё же несколько ниже той, которая ей изначально отводилась высшим командованием Красной Армии. И это уже - мнение наших военных экспертов. В результате основная миссия по сбору разведданных в ходе подготовки и осуществления Прибалтийской и Восточно-Прусской стратегических наступательных операций вынуждено легла тогда на плечи войсковой разведки. Последней, например, в январе 1945 года удалось силами ряда своих подразделений предварительно замаскированных под власовцев (но каждое силой до роты!), проникнуть даже в границы Кёнигсберга – главного оплота вражеской обороны.

Причины же всех этих неудач, приведшие, в том числе, и к непомерно высоким потерям в рядах личного состава глубинной разведки, по компетентному и единодушному мнению как независимых, так и военных экспертов, лежат, прежде всего, в стремлении высшего советского командования как можно быстрее испытанными методами и без учёта совершенно иной агентурной обстановки, которая реально сложилась на тот момент на территории Германии, добиться желаемых результатов. Вот, в частности, точка зрения на это проблему уже упоминавшегося выше заслуженного ветерана советской военной разведки В.А. Никольского. Она как цитата приведёна в главе «Советская войсковая разведка в 1941-1945 гг.» книги А.И. Колпакиди и Д.П. Прохоров «Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки» (в т.ч. см. - http://wartime.narod.ru/gru.html): «Конечные итоги главного направления нашей деятельности не оправдали надежд командования. Ещё до окончания войны нам стало известно, что почти все наши диверсионно-разведывательные группы были уничтожены противником вскоре после приземления. Сбылись наши худшие опасения, высказывавшиеся в своё время руководству. Посылка относительно большого числа групп из советских людей, не знающих языка, являлась фактически авантюрой. Наши спецподразделения были слишком малочисленны, чтобы защитить себя и вести разведку, и слишком велики для маскировки и укрытия в искусственно насаженных аккуратных лесах Западной Польши и Восточной Пруссии. Широкие просеки, разветвлённая система лесных объездчиков, совершенные средства связи с телефонами не только в квартирах, но и на дорогах, покрывающих густой сетью всю страну, давали возможность по малейшему сигналу любого немца о появлении советских парашютистов направлять моторизованные карательные отряды полицейских и эсэсовцев с собаками в любой пункт, где могли скрываться наши люди. В таких облавах принимали участие все немцы, способные носить оружие. Проводилась так называемая «хазенягд» - «охота на зайцев», где в качестве зайцев выступали обнаружившие себя наши разведчики...

Из 120 опытных разведчиков и агентов, направленных нами из Бреста и Кобрина, в живых уцелело всего с десяток человек, с трудом выживших до прибытия в район их выброски советских войск».

Поскольку «приходилось летать без средств навигационного обеспечения, не имея данных о ПВО противника» (цитата из воспоминаний непосредственного участника тех событий ветерана советских ВВС полковника в отставке В.П. Сололова), немалые потери несла и вспомогательная авиация, приданная разведуправлениям фронтов, а соответственно - и личный состав парашютно-десантных служб спецчастей глубинной разведки, поскольку судьбу экипажей не вернувшихся с боевого задания военно-транспортных самолётов, как правило, разделяли и неизменно находившиеся на борту инструкторы парашютной подготовки. В частности, осенью 1944 года вместе с экипажем одного из Ли-2, не вернувшегося из Восточной Пруссии, куда вылетел, чтобы доставить советским диверсантам-разведчикам очередные контейнеры с грузом, погиб и инструктор парашютной подготовки роты парашютно-десантной службы Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР Виктор Павлович Антонов (воинское звание неизвестно).

В воздухе, так и не долетев до района десантирования, погибла вместе с экипажем самолёта и, по меньшей мере, одна разведгруппа – «Эрих» в составе трёх разведчиков-немцев. Трагедия произошла в ночь с 30 на 31 октября 1944 года где-то над линией фронта…

О сложности работы представителей советской глубинной разведки в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника свидетельствуют и такие факты: гражданское немецкое население круглосуточно по месту своего постоянного жительства было задействовано властями в осуществлении визуального контроля за воздушным пространством; все крестьяне, даже работающие в поле, имели при себе оружие; по проселочным дорогам круглосуточно разъезжали радиопеленгаторы, а на самих дорогах регулярно организовывались засады; коменданты участков имели при себе именные списки проживающих в округе граждан с указанием их примет (рост, возраст, цвет волос и глаз). Одновременно немецкие военные имели приказ, который гласил, что (цитата даётся по тексту приказа командира 48-го танкового корпуса вермахта) «все шатающиеся по дорогам мужчины в возрасте от 16 до 60 лет должны направляться в лагеря для военнопленных», а сельское гражданское население – приказ, запрещающий открывать двери незнакомым людям и одновременно требующий незамедлительно сообщать в полицию или гестапо о каждом замеченном в округе незнакомом человеке или подозрительном факте.

Небезынтересно в этом отношении и письменное распоряжение небезызвестного доктора Роде из Кёнигсберга, направленное в начале лета 1944 года в адрес органов власти и гестапо восточнопрусского административного округа «Гумбиннен»: «В ближайшее время в провинциях Восточной Пруссии надо рассчитывать на приземление отдельных парашютистов. Требуется повышенная бдительность, так как они уже приземлялись в бывшей Польше. При появлении доносить срочно по телефону с условным выражением «парашют». По указу командующего полицией охраны порядка Кёнигсберга при появлении парашютистов поднять по тревоге полицейских, сельскую стражу, оцепить местность, оповестить бургомистра, коменданта крепости Мемель, начальников гарнизонов Тильзит, Инстербург, Лётцен, Зудауэн. Силы держать до тех пор, пока это требуется».

Негативную роль в совокупности с другими причинами, отмечают в своих работах историки, исследующие эту проблему, сыграли также: в целом низкий уровень профессиональной подготовленности лётного состава вспомогательной авиации и не всегда правильный выбор районов десантирования. В результате этого, например, многие из диверсантов-разведчиков и значительная часть грузов были сброшены на парашютах в буквальном смысле слова прямо на штыки немецких военнослужащих.

Тем не менее, характеризовать эти потери как абсолютно напрасные вряд ли допустимо уже в принципе. В доказательство - строки отчёта Разведуправления 3-го Белорусского фронта (текст даётся по известной повести О.А. Горчакова «Лебединая песня»): «…В Восточной Пруссии мы не имели ни одной разведывательной точки. О рубежах обороны да и вообще обо всём тыле противника в этой области Германии у нас было слабое представление. В такой обстановке для раздумий времени не оставалось – надо было действовать решительно, быстро, идя на вынужденный риск и повышенные потери. Иного пути не было…».

В современной Калининградской области подвиг представителей советской глубинной разведки увековечен в материалах тематических экспозиций ряда музеев, а также путём возведения памятников и обелисков. Перечислим наиболее известные из числа последних:

- воинский мемориал «Разведчикам спецгрупп 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусского фронтов» - у шоссе Калининград – Советск, на участке посёлок Большаково - посёлок Десантное Славского района. В своём нынешнем виде - композиция из трёх выполненных из бетона раскрытых парашютов – открыт был весной 1976 года. На плите мемориала надпись: «С июля 1944 г. по февраль 1945 г. на территории бывшей Восточной Пруссии действовали спецразведгруппы «Джек», «Максим», «Невский», «Матросов», «Прибалтийцы» и др., добывавшие разведданные для подготовки крупнейшей военной операции Великой Отечественной войны по ликвидации восточно-прусской группировки фашистских войск»;

- скорбный обелиск на месте гибели в ночь с 10 на 11 сентября 1944 года в бою с эсэсовцами Иосифа Ивановича Зварики, разведчика специальной разведывательной группы «Джек», – у посёлка Сосновка Полесского района. Представляет из себя выполненный из белого металла щит, установленный на импровизированный могильный холмик. Сведения об истории создания памятника в открытой печати отыскать не удалось;

- памятник капитану Павлу Андреевичу Крылатых, командиру специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек», - у посёлка Громово Славского района, на изгибе лесной дороги. Открыт был 9 мая 1988 года по проекту калининградского скульптора Е.В. Долганя. Представляет из себя высокий обелиск, выполненный из нержавеющей стали и украшенный в центральной части двумя композициями – с изображением щита и меча и барельефом героя;

- памятник лейтенанту Николаю Андреевичу Шпакову, второму по счёту командиру специальной разведывательной группы «Джек», – у посёлка Десантное Славского района. Открыт был в 1975 году по проекту калининградского архитектора Е.В. Долганя. Представляет из себя высокий обелиск, выполненный из нержавеющей стали;

- памятный обелиск в честь специальной диверсионно-разведывательной группы Разведуправления 3-го Белорусского фронта «Мороз» - в Славском районе, у шоссе Гастеллово – Большаково, вблизи того места, где некогда располагался ныне уже не существующий восточнопрусский посёлок Розенвальде;

- памятный знак в честь специальной диверсионно-разведывательной группы «Вол» в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта – в районе города Советска;

- обелиск на могиле, в которой предположительно похоронена радистка специальной диверсионно-разведывательной группы Разведуправления 3-го Белорусского фронта «Док» Тамара Ивановна Васильева, - в окрестностях посёлка Красная Горка Черняховского района. Возведён в 1965 году. Судя по всему официального статуса не имеет;

- мемориальный обелиск в память о радистке специальной диверсионно-разведывательной группы Разведуправления 3-го Белорусского фронта «Док» Тамара Ивановна Васильева, - у стен средней школы № 7 города Черняховска.

Кроме того, имена Героев Советского Союза из числа представителей глубинной разведки присвоены:

- красноармейца Зои Анатольевны Космодемьянской - улице Балтийского района Калининграда («Улица Зои Космодемьянской») и, вероятней всего, - двум созвучным по названию посёлкам: Космодемьяново (бывший восточнопрусский Бурбельн) Черняховского и Космодемьянское (бывший восточнопрусский Мользенен) Гурьевского районов;

- полковника в отставке Станислава Алексеевича Ваупшаса (Ваупшасова) - пограничной заставе 23-го пограничного дважды Краснознамённого отряда Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.

Подвиг, совершённый советскими диверсантами-разведчиками в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника, нашёл своё отражение и в ряде художественных произведений калининградских писателей, при этом наиболее масштабное из них – роман Юрия Николаевича Иванова «На краю пропасти». Он был издан Калининградским книжным издательством в 1983 году тиражом в 30 тысяч экземпляров (На краю пропасти: Роман./Оформл. Худож. В.Н. Рыжова. – Калининград: Кн. изд-во, 1983. – 248 с., ил.), а впоследствии в переводе отдельным изданием - в Японии.

В основу сюжета этого произведения положена боевая летопись сразу двух разведгрупп Разведуправления 3-го Белорусского фронта - «Джек» и «Максим».

(С)  Разработка проекта и дизайн Будаева А. В.   При использовании информации, полученной с сайта, ссылка на него обязательна.

may1945-pobeda.narod.ru

глубинная разведка - это... Что такое глубинная разведка?

  • глубинная разведка — — [http://slovarionline.ru/anglo russkiy slovar neftegazovoy promyishlennosti/] Тематики нефтегазовая промышленность EN deep exploration …   Справочник технического переводчика

  • глубинная сейсмическая разведка — — [http://slovarionline.ru/anglo russkiy slovar neftegazovoy promyishlennosti/] Тематики нефтегазовая промышленность EN downhole seismic survey …   Справочник технического переводчика

  • Морская геофизическая разведка —         (a. off shore geophysical exploration, off shore geophysical prospecting; н. geophysikalische Offshore Erkundung; ф. prospection geophysique marine; и. investigacion geofпsica de mar, prospeccion geofisica de mar, exploracion geofisica de …   Геологическая энциклопедия

  • Главное разведывательное управление — Запрос «ГРУ» перенаправляется сюда; см. также другие значения. ГРУ Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации …   Википедия

  • Подразделения специального назначения Российской Федерации — Части и подразделения специального назначения  подразделения и части различных специальных служб, вооружённых сил и полиции (милиции), а также антитеррористические подразделения, предназначены для обезвреживания и уничтожения… …   Википедия

  • День подразделений специального назначения — Большая эмблема ГРУ ГШ ВС России. Тип профессиональный праздник Установлен Указом Президента Российской Федерации Отмечается Российская Федерация …   Википедия

  • Словесные названия российского оружия — …   Википедия

  • Морено, Якоб — Джекоб (Якоб) Леви Морено (18 мая 1889, Бухарест  14 мая 1974)  психиатр, психолог и социолог. Основатель психодрамы, социометрии и групповой психотерапии. Содержание 1 Биография 2 Философия и теория психотерапии Морено …   Википедия

  • Ржевский, Николай Николаевич — Николай Николаевич Ржевский Дата рождения: 16 декабря 1939(1939 12 16) (73 года) Место рождения: Ленинград Страна …   Википедия

  • Госпремия РФ — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… …   Википедия

  • Госпремия России — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… …   Википедия

dic.academic.ru

Откуда ведут начало «летучие мыши» — спецназ военной разведки

Сегодняшний день в армейских подразделениях специального назначения, а попросту — спецназе ГРУ — отметят с особой помпой. 24 октября занимает особое место в жизни любого спецназовца просто потому, что это памятный день именно в его честь, в честь всех, кто за последние полвека с лишним отказывался от публичной жизни в обмен на право быть всегда на передовой, даже в мирное время. Но в нынешнем году подразделения специального назначения Российской армии отмечают юбилей — 65 лет.

Хотя возраст у спецназа более чем солидный, свой профессиональный день его бойцы отмечают всего лишь в девятый раз. День подразделений специального назначения — один из 14 памятных дней Вооруженных сил Российской Федерации — был установлен только 31 мая 2006 года указом президента России Владимира Путина № 549 «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации».

По приказу маршала Василевского

Дата памятного «спецназовского» дня выбрана в связи с тем, что именно 24 октября 1950 года была подписана директива министра Вооруженных сил СССР и военного министра СССР маршала Советского Союза Александра Василевского и начальника Генерального штаба генерала Сергея Штеменко № Орг/2/395832. Этим документом в общевойсковых и механизированных армиях, а также в военных округах, не имеющих армейских объединений, под руководством Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба создавались 46 отдельных рот специального назначения.

Каждая из этих рот согласно штатному расписанию имела численность 120 человек. Таким образом, в первом «призыве» советских спецназовцев насчитывалось 5520 бойцов. Причем большинство из них, в первую очередь командиры рот и взводов, были фронтовиками с огромным опытом. Ведь, несмотря на то, что формально Советская армия никогда частями спецназначения не обладала, фактически в России спецназ существовал, пожалуй, со времен Екатерины II. Ведь это она инициировала переселение запорожских казаков, которые к тому времени уже имели характерный набор приемов и тактик, спустя столетие ставший известным всему миру под названием «пластунские ухватки». Казачьи пластуны и должны по праву считаться предтечей современных частей спецназначения.

В годы Первой мировой войны постоянных подразделений специального назначения в Русской императорской армии не было: их функции выполняли в казачьих частях те же пластуны, а в регулярных — так называемые охотничьи команды, занимавшиеся как фронтовой, так и глубинной разведкой. И только в 1918 году при Всероссийской чрезвычайной комиссии формируются части особого назначения — ЧОН. Впрочем, их задача была другой: не столько разведка, сколько диверсионно-подрывная и контрразведывательная, по сути, работа, но тактика и приемы использовались фактически те же.

И только в апреле 1942 года в Красной армии появились первые части, в названии которых было словосочетание «специального назначения». В этот период были сформированы несколько инженерных бригад спецназначения, которые предназначались для развертывания минной войны. Каждая такая бригада состояла из пяти-семи батальонов инженерных заграждений, одного-двух электротехнических батальонов, которые отвечали за строительство электризуемых проволочных заграждений, и батальона спецминирования, специализацией которого были радиоуправляемые мины и фугасы.

Читайте также  Челночный бег всему голова? Физические нормативы спецназа

О том, какое значение придавалось этим подразделениями и насколько специфическими были навыки, которыми обладали бойцы этих бригад, можно судить по простому факту. Тогда же, в апреле 1942-го, командиром 5-й отдельной инженерной бригады спецназначения был назначен полковник Илья Старинов — «дедушка советского спецназа», диверсант, к тому времени уже ставший легендой Гражданской войны в Испании и Зимней войны с Финляндией.

От корейских джунглей до афганских гор

Но все-таки все эти предшественники и предтечи еще не были в полной мере тем спецназом, которым под конец холодной войны пугали самых отчаянных головорезов из подразделений специального назначения НАТО. Прежде всего потому, что перед ними не ставились те специфические задачи, которые должен был решать армейский спецназ ГРУ. А ему в обязанности вменялась глубинная разведка, она же разведка специального назначения, которую надлежало вести в самом глубоком тылу противника.

Несмотря на традиционное название, цели такая разведка преследовала совсем нетрадиционные. Новообразованные подразделения спецназначения должны были в случае начала Третьей мировой войны выдвинуться далеко за линию соприкосновения наземных войск и действовать в непосредственной близости от командных пунктов и других стратегических объектов противника. Именно там спецназ ГРУ должен был заниматься диверсионно-разведывательной деятельностью, в зависимости от обстановки отдавая предпочтение то диверсиям, то сбору данных.

Поэтому в задачи СпН ГРУ — именно такой аббревиатурой очень скоро стали обозначать эти части — входило уничтожение пунктов управления, шахтных и наземных пусковых установок оперативно-тактических и баллистических ракет с ядерными боеголовками, стратегических бомбардировщиков и атомных подводных лодок — носителей ядерного оружия. А уж о таких обычных для диверсантов делах, как нарушение систем управления, связи, энергоснабжения и коммуникаций противника, и говорить не приходится. На практике же спецназу — по крайней мере, насколько это известно, а известно о его деятельности далеко не все и даже не половина! — никогда не приходилось вести именно такую работу. А вот фактически организовывать и вести партизанскую войну во второй половине ХХ века довелось.

К концу 1963 года первоначальные роты спецназначения выросли в целые бригады. Первоначально их было всего десять, но в итоге через несколько лет на каждый советский военный округ и каждый флот приходилось по одной такой части, плюс была еще одна часть, подчинявшаяся непосредственно ГРУ Генштаба — то есть всего в Советской армии насчитывалась 21 бригада спецназа ГРУ. Отдельные боевые задания, насколько известно, советским спецназовцам доводилось выполнять и во время Корейской войны 1950–1953 годов, и в нескольких локальных конфликтах на Ближнем Востоке, и в ходе войны во Вьетнаме в 1965–1975 годах.

Читайте также  Широко известный как самый закрытый

Но самым масштабным и самым трудным испытанием для них стала Афганская война 1979–1989 годов. На афганской земле действовали группы, отряды, отдельные батальоны, полки из состава двух бригад спецназа ГРУ — 15-й и 22-й, на долю которых выпадали самые трудные задания. Полной статистики по этим подразделениям в открытом доступе, разумеется, нет и быть не может. Но из тех отрывочных данных, которые начали просачиваться в прессу (а иногда и откровенно рассекречиваться — по причинам, о которых можно только догадываться), можно сложить такую мозаику. Одна только 15-я бригада спецназначения и только в 1985–1989 годах потеряла убитыми 140 солдат и офицеров, а сама сумела уничтожить и взять в плен около 9000 душманов, в том числе несколько десятков крупных лидеров бандформирований.

Всегда на страже

Такую же колоссальную работу, как в Афганистане, спецназ ГРУ проделал спустя десятилетие уже во время двух чеченских кампаний и многих локальных конфликтов на территории бывшего СССР. Трудно подсчитать, скольким российским солдатам и офицерам обычных частей спасли жизнь и здоровье бойцы, на чьих шевронах красуется силуэт летучей мыши — традиционная эмблема российского спецназа ГРУ. Но не приходится сомневаться, что люди, которые в 90-х пережили последовательный развал армии и которые только благодаря своему энтузиазму и верности присяге сохранили отечественные части специального назначения, сделали гораздо больше, чем об этом говорят.

Сегодня в составе частей специального назначения Главного разведывательного управления Вооруженных сил Российской Федерации насчитывается 14 подразделений: восемь отдельных бригад, разбросанных по четырем военным округам, отдельный полк спецназа и отдельный центр специального назначения «Сенеж», а также четыре морских разведывательных пункта — так называются флотские части спецназа.

Общая численность этих частей засекречена — как это и должно быть. Но можно с уверенностью утверждать, что счет современным российским спецназовцам, как профессионалам-офицерам, так и солдатам и сержантам срочной и контрактной службы, идет на тысячи. И все они сегодня наверняка — исключая разве что тех, кто на боевом посту, — произнесут три традиционных тоста: за нас, за спецназ и за тех, кого с ними больше нет. Но о ком всегда должны помнить мы — те, чей покой охраняли и охраняют бойцы российских частей специального назначения.

/Сергей Антонов, rusplt.ru/

army-news.ru


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle