6 отдел что это такое


6 отдел - это... Что такое 6 отдел?

  • Отдел эвгленовые водоросли (Euglenophyta) —         Эвгленрвые водоросли обычные обитатели небольших пресных стоячих водоемов. В летние месяцы можно наблюдать, как в небольшом пруду или луже внезапно зеленеет вода. Причиной этого позеленения («цветения») может быть массовое развитие… …   Биологическая энциклопедия

  • Отдел золотистые водоросли (Cbrysophyta) —         К отделу золотистых относятся водоросли, преимущественно микроскопические, хлоропласты которых окрашены в золотисто желтый цвет. Из пигментов здесь обнаружены хлорофилл а, однажды хлорофилл е и много каротиноидов, в том числе каротин и… …   Биологическая энциклопедия

  • Отдел внешних церковных связей Московского патриархата — ОВЦС …   Википедия

  • Отдел пирофитовые водоросли (Pyrrophyta) —         К отделу пирофитовых относятся весьма своеобразные, преимущественно одноклеточные, интересные в теоретическом и важные в практическом отношении водоросли. Они представляют собой систематически неоднородную группу, объединяющую три… …   Биологическая энциклопедия

  • Отдел религиозного образования и катехизации Русской православной церкви — Отдел религиозного образования и катехизации Адрес: 127051 г. Москва, ул. Петровка, д. 28/2. Высоко Петровский монастырь. Тип организации: синодальный отдел Московского патриархата Официальные языки …   Википедия

  • ОТДЕЛ СЛИЗЕВИКИ (MYXOMYCOTA) —         В этом томе, посвященном грибам, описывается небольшая, но интересная группа близких к грибам организмов слизевиков, или миксомицетов, которая во многих современных системах рассматривается как самостоятельный отдел. Вегетативные тела… …   Биологическая энциклопедия

  • Отдел сине-зеленые водоросли (Cyanophyta) —         Сине зеленые водоросли (Cyanophyta), дробянки, точнее, фикохромовые дробянки (Schizophyceae), слизевые водоросли (Myxophyceae) сколько различных названий получила от исследователей эта группа древнейших автотрофных растений! Страсти не… …   Биологическая энциклопедия

  • ОТДЕЛ — ОТДЕЛ, отдела, муж. 1. Одна из частей, на которые подразделяют какое нибудь целое на основании определенных признаков (книжн.). Историю обычно делят на три отдела; древнюю, среднюю и новую. 2. Часть учреждения или предприятия. Технический отдел.… …   Толковый словарь Ушакова

  • Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности — (ОБХСС) Юбилейный знак 50 лет ОБХСС (1987 год) …   Википедия

  • Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата — ОВЦС штаб квартира: 115191, Москва …   Википедия

  • Отдел желто-зеленые водоросли (Xanthophyta) —         К отделу желто зеленых относятся водоросли, хлоропласты которых окрашены в светло или темно желтый цвет, очень редко зеленый и лишь иногда голубой. Окраска эта определяется наличием в хлоропластах основных пигментов хлорофилла, каротинов… …   Биологическая энциклопедия

dic.academic.ru

«Шестой отдел»: от рассвета до заката

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 2

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 3

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 4

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 5

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 6

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 7

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 8

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 9

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 10

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 11

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 12

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 13

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

Page 14

В начале 1990-х годов с распадом Советского Союза резко возрос уровень преступности в стране. Это было время финансовых авантюр, криминальных разборок, похищения людей, появления бандформирований и зарождения терроризма на Северном Кавказе. Осознавая всю опасность сложившейся обстановки 30 лет тому назад — в ноябре 1988 года в МВД СССР были созданы подразделения по борьбе с организованной преступностью. Они назывались по-разному: 6-е управление, РУОП, РУБОП, ОРБ и УБОП. Через четыре года в составе регионального управления по организованной преступности (РУОП) был создан отдел специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Его первым командиром в Северной Осетии стал Казбек Хуадонов. Он рассказал «15-му Региону» о тех сложных годах, специфике работы специального отряда и преступлениях, которые, к счастью, удавалось предотвратить.

Сегодня, полковник милиции в отставке Казбек Хуадонов с трепетом в голосе вспоминает, как 26 лет назад начальник управления РУБОПа Вячеслав Химилонов предложил ему должность командира отдела быстрого реагирования: «Я был начальником милиции. Михалыч (Вячеслав Химилонов – прим. ред.) вызвал меня и предложил занять интересную должность. Новое подразделение, работа на переднем фронте борьбы с преступностью, проведение спецопераций, задержаний – это интересно, подумал я». 

Начался процесс формирования подразделения. Необходимо было собрать высококвалифицированных, сильных, мужественных бойцов, готовых рисковать своими жизнями. В течение нескольких месяцев в условиях жесткого режима, на пределе сил шел отбор, а также подготовка сотрудников подразделения. В этой нелегкой работе помогали все – начальник УБОПа России, генерал-полковник Михаил Егоров; полковник, Герой РФ Сергей Лысюк; подполковник милиции, Герой РФ Андрей Крестьянинов; наставником стал и Александр Никишин – Герой России. 

«Мне сначала советовали, что надо набирать крупных ребят – это была большая ошибка. Получилось так, что в с.Чермен находился отряд «Витязь» (Первый Краснознаменный отряд специального назначения внутренних войск МВД России – прим. ред.). Я туда приехал, нашел командира Сергея Лысюка: огромного роста мужчина, на груди большая орденская колонка — легендарнейшая личность в спецназе. Я сразу проникся уважением к нему, объяснил ситуацию. Впоследствии он стал нашим учителем и дал направление: не огромные ребята с накаченными мышцами определяют задачи; люди среднего склада – ростом от 175 до 180 см — наиболее функциональные. Учителями нашего подразделения были великие люди, поэтому права на ошибку у нас не было никогда», — вспоминает Казбек Хуадонов. 

По словам начальника первого североосетинского СОБРа, похищения людей с целью получения выкупа были самыми громкими и наиболее частыми преступлениями на Кавказе, в частности, в Северной Осетии. Вооруженный конфликт осени 1992-го года в Пригородном районе нашей республики, Первая Чеченская кампания, большие деньги от водочного бизнеса – все эти события и факторы привели к тому, что юридические и моральные законы были попраны. 

В таком циничном бизнесе, как похищение людей, нередко участвовали компаньоны, односельчане, близкие знакомые будущих жертв. Требуя выкуп в размере нескольких сотен долларов, сами похитители порой оказывали «помощь» родственникам. Благодаря бойцам высокого класса, которые штурмовали, ликвидировали бандитские группировки и освобождали заложников, удалось сохранить немало жизней похищенных в Осетии граждан: «Среди заложников и бойцов не было ни одного случая с трагическим исходом», – с гордостью говорит Казбек Хуадонов. 

«Криминальные разборки 1990-х возлагались на 6 отдел, в первую очередь, на СОБР. Все похищения передавались нам. Бывали случаи, когда напарники друг у друга воровали детей и даже приносили какую-то часть суммы от выкупа. Одним из самых громких дел было похищение главы управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Винсента Коштеля. Это произошло в январе 1998-го года в день инаугурации Александра Дзасохова. В результате спецоперации нам удалось его освободить (участники преступной группировки похитили Коштеля из квартиры, которую он снимал. Двое суток пострадавший провел в гараже, после его переправили в Чечню, где продали полевому командиру Арби Бараеву. За освобождение сотрудника ООН боевики требовали 5 млн. долларов. Коштель был освобожден в декабре этого же года. В 2008 году обвиняемого Сергея Чочиева освободили в связи с заболеванием – гепатит. Остальные участники уголовного дела погибли – прим. ред.)».   

«Североосетинский отряд быстрого реагирования стал поистине легендарным», — вспоминает Казбек Хуадонов. Порядка 50 человек ежедневно защищали права и жизни людей в годы малиновых пиджаков. Во время разговора полковник милиции вспоминал дела, которые довелось раскрыть СОБРу. Одно из них ему запомнилось отчетливо, будто это было вчера. 

«У одного известного предпринимателя украли дочь. После того, как мы ее вернули и задержали бандитов, выбежала мама девочки. Знаете, я до сих пор помню на своей руке горячую материнскую слезу. Тогда я выстроил ребят и сказал: «Вы дали человеку свободу – это дорогого стоит. Даже если вы больше ничего не сделаете в этой жизни, все равно вы уже настоящие бойцы», — вспоминает он. 

В «лихие 1990-е» на Кавказе зародилось понятие «терроризм». Наиболее привлекательной мишенью для боевиков стали многолюдные места. 

«В эти страшные годы в Республике начались теракты. 19 марта 1999 года в торговых рядах Центрального рынка прогремели взрывы. Мы приехали на место — этого не передать словами … Меня поразило одно: не было ни одного стона, никакой истерики — 52 человека погибли сразу, раненых — уйма. Я был поражен человеческой выдержке, тому, как может ситуация действовать на людей. Самое главное: ни одно дело мы не оставили не раскрытым», — подчеркнул Хуадонов. 

Так, на протяжении десяти лет РУБОП, а именно специальный отряд быстрого реагирования под командованием Казбека Хуадонова, раскрыл сотни дел. Как признается командир, за успехом стоит колоссальная работа, как физическая, так и моральная. Многие сотрудники управления за годы работы стали мастерами спорта, также, за проявленный героизм во время проведения спецопераций некоторые из них были удостоены орденов Мужества, медалей «За отвагу».

«Самый опасный момент, когда посылаешь ребят на задание и сам сидишь и переживаешь. Начинаешь терзать себя, а когда они возвращаются без потерь — это самая большая награда», — подчеркнул первый командир СОБРа в Северной Осетии. 

В 2001-м году произошли изменения — руководитель МВД РФ Борис Грызлов принял решение об очередной реорганизации данной службы. РУБОПы прекратили своё существование. На базе некоторых из них были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам (ОРБ). Новое название органа – УБОП.  Однако, по мнению Казбека Хуадонова, это было большой ошибкой: «Им дали слишком много власти, они не подчинялись министерствам и другим органам», — отметил он. 

Через семь лет после реорганизации действующий в тот момент президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации службы. Позже ликвидировали и ОРБ, которые были созданы на базе РУБОПов. Так завершилась славная история Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.   

Екатерина 15-Елканова

15.xn--b1aew.xn--p1ai

«Шестой отдел» в «шестерках»Хроника Туркменистана

Ровшен Язмухаммедов

Аллан Алламов

Гундогар

В Туркменистане вновь преследуют журналистов. Преследуют тех, чей голос правды звучит диссонансом в общем хоре поющих осанну единоличному правителю страны, «мудрейшему Аркадагу».

На этот раз объектом плотной разработки спецслужб стал лебапский корреспондент туркменской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС), тридцатилетний Ровшан Язмухаммедов, с сентября 2012 года выступавший по радио «Азатлык» под псевдонимом Ровшан Чарыев.

В понедельник, 6 мая, он вышел из дома, сказав матери «скоро вернусь», и не вернулся. На следующий день в доме Язмухаммедовых раздался телефонный звонок. Сотрудник 6-го отдела местного УВД сообщил его матери, что ее сын находится у них.

В том, что Ровшан попал в немилость к властям, нет ничего удивительного. Чтобы стать объектом пристального внимания туркменских спецслужб, не обязательно быть журналистом. Любой гражданин в Туркменистане, способный в силу своей смелости или по неосторожности назвать белое — белым, а черное — черным, высказать свое мнение или дать собственную, отличную от официальной позиции властей, оценку какого бы то ни было факта или события, автоматически попадает в число неблагонадежных, и за ним устанавливается наблюдение.

Ровшан сообщал о том, что видел своими глазами. Он размышлял над тем, почему девушку, укутавшую голову платком, не допустили к занятиям, или о том, как много среди покупателей мяса становится тех, кто предпочитает свинину. И никакой политики, никакой критики в адрес верховной власти. Но спецслужбам этого оказалось достаточно, чтобы взять журналиста в разработку.

Что ощущает человек, попавший в немилость к властям и спецслужбам? Так называемая «наружка» отслеживает каждый его шаг и все контакты. На прослушку ставится как стационарный домашний телефон, так и мобильный. Если разрабатываемый органами гражданин имеет компьютер и выход в Интернет, то с этого момента вся его переписка по электронной почте будет прочитываться с помощью современных информационных технологий. К делу подключаются платные и добровольные стукачи, соседи, работники ЖЭТа и другие соглядатаи. Под жесткий прессинг спецслужб попадают и близкие родственники «неблагонадежного» человека, особенно те из них, кто работает в госструктурах.

«Контора глубокого бурения» — так в обиходе называют люди местные управления Министерства национальной безопасности (МНБ) — имеет подробное досье на любого взрослого жителя страны. Дело в «конторе» поставлено так, что каждый гражданин в Туркменистане сам предоставляет сведения о себе и о своих близких. Например, при трудоустройстве в госструктуры или поступлении в учебное заведение все обязаны представить так называемый «маглумат» — полные сведения о своих родителях, братьях, сестрах и о родственниках мужа или жены в трех поколениях. Без этого «маглумата» не будет тебе ни работы, ни учебы. Причем досье, составляемое в каждом учреждении по негласному указанию МНБ, по признанию работника отдела кадров одного госучреждения в Лебапском велаяте, регулярно обновляется: работников обязывают вносить в «маглумат» все изменения, произошедшие в их жизни после заполнения предыдущего документа.

Впрочем, это не новость и не секрет. Обо всем этом в зарубежных печатных и интернет-изданиях было много статей. Но практически нигде еще не была озвучена мысль о том, что в Туркменистане журналисты, сотрудничающие или подозреваемые в связях с зарубежными СМИ, де-факто отнесены к членам организованных преступных группировок или приравнены к террористам. Нынешний случай преследования корреспондента Радио Свободная Европа/Радио Свобода Ровшана Язмухаммедова еще раз убеждает нас в том, что это так.

Лебапскому журналисту официально не предъявлено никакого обвинения, но это, говорят друзья Ровшана, не значит, что его отпустят, так ничего и не предъявив. «Был бы человек, а статья для него найдется», — горько шутят они, проводя параллели между методами работы нынешних туркменских следователей и их коллег из печально известного НКВД.

Если сам факт задержания журналиста в Туркменабаде вызывает недоумение у его друзей и родных, то еще больше вопросов порождает то, что задержание проведено сотрудниками 6-го отдела полиции — отдела по борьбе с организованной преступностью и терроризмом. Неужели Ровшан Язмухаммедов совершил нечто такое, что его делом стал заниматься столь серьезный отдел в структуре МВД?! Может быть, в стране удалось полностью искоренить преступления, совершаемые групповым способом, что 6-му отделу МВД больше нечем заняться, кроме как корреспондентом, работающим на зарубежное радио?!

По мнению представителя МВД Туркменистана, пожелавшего не раскрывать себя из соображений личной безопасности, по всей стране 6-й отдел полиции за последние годы стал неким филиалом МНБ.

«Наши коллеги из ”гонгшы эдара” (соседней конторы) предпочитают не светиться, когда какое-то дело может вызвать широкий резонанс за пределами страны или острую реакцию со стороны международных правозащитных организаций. Когда им надо наказать наиболее активных представителей религиозных меньшинств, приструнить правдоискателей, нейтрализовать гражданских активистов или заткнуть рот независимым журналистам, они поручают это дело 6-му отделу МВД. Однако контрольные функции оставляют за собой», — пояснил ситуацию на условиях анонимности офицер МВД.

Из публикаций в зарубежных изданиях известны случаи, когда именно региональные структуры отдела по борьбе с организованной преступностью МВД Туркменистана участвовали в разгоне собраний граждан, исповедующих «нетрадиционную» религию, возбуждали уголовные дела в отношении журналистов, препятствовали выезду за пределы страны гражданских активистов.

В конце июня 2010 года было сообщение о том, что 6-й отдел УВД Дашогузского велаята воспрепятствовал выезду из страны для проведения плановой офтальмологической операции в одной из зарубежных клиник журналистовАннамамеда и Елены Мятиевых. Формальным поводом послужило то, что при увольнении с работы собкор газеты «Нейтральный Туркменистан» А. Мятиев не сдал служебное удостоверение. Попавших в немилость журналистов сняли с рейса в Ашхабадском международном аэропорту, им пришлось вернуться обратно в Дашогуз и доказывать, что злополучное удостоверение давно уже находится в редакции. За доставленные неудобства, душевные тревоги, финансовые потери никто не соизволил даже извиниться перед журналистами. Супруги Мятиевы тогда были уверены, что за всей этой возней с удостоверением редакции стояло местное управление МНБ.

В сентябре 2011 года 6-й отдела УВД Ахалского велаята «расследовал» уголовное дело в отношении журналиста Довлетмурада Язкулиева по надуманному обвинению в доведении своего родственника до попытки самоубийства, в результате чего «гуманный туркменский суд» приговорил корреспондента радио «Азатлык» к 5 годам лишения свободы. В конце октября того же года Д. Язкулиев был помилован по случаю Дня независимости, но ярлык «зека» все же сохранил. Власти таким образом нейтрализовали журналиста, сообщавшего всему миру о взрывах на складе боеприпасов в городе Абадан и об их последствиях. Сегодня Язкулиева не слышно в эфире, власти добились своего…

В настоящий момент трудно что-либо сказать о дальнейшей судьбе Ровшана Язмухаммедова. Международные организации, выступающие в защиту прав человека, уже выразили свою озабоченность и надежду, что туркменские власти примут исчерпывающие меры по прояснению ситуации. Но возымеют ли действие эти призывы на тех, кто, находясь в тени, руками «шестерок» из 6-го отдела МВД решает судьбы «неблагонадежных» граждан страны?

Источник: Гундогар

www.hronikatm.com

7 управление: самый секретный отдел полиции

Как писал А. Хинштейн в своем расследовании, опубликованном в «МК» летом 2010 года, в ОПГ, задержанном тогда оперативниками ФСБ, входили 16 сотрудников оперативно-поискового бюро, бывших и отставных (половина на половину). Преступная группа была задержана чекистами в одном из районов столицы в начале февраля того же года. Бывших и действующих полицейских обвиняли в незаконном проникновении в частную жизнь граждан. По оперативным данным, некий бизнесмен заказал «наружникам» слежку и прослушку телефонов москвички. Стоило это все для коммерсанта в сумму более миллиона рублей (все эта акция проходила под контролем чекистов, передаваемые деньги метили спецсоставом). «Наружники» следили за возлюбленной богача, а за ними самими тем временем присматривали сотрудники ФСБ. В процессе наблюдения были задействованы милицейские секретные базы данных, преступники пользовались рациями, служебной спецтехникой, собранные данные они накапливали и систематизировали в нескольких ноутбуках. Происшедшее вскрыло многочисленные нарушения в организации деятельности подразделения ОПБ, позволившие действовать преступной группе и спровоцировало большой ведомственный скандал.

Как сообщали впоследствии «Известия», на стадии судебного разбирательства с 12 обвиняемых обвинения сняли, поскольку объект слежения, та самая любовь олигарха, официально простив большую часть «наружников», примирилась с ними. В результате виновными во вторжении в частную жизнь были признаны всего лишь два обвиняемых. Да и те в тюрьму за совершенное не сели – пока шло предварительное и судебное следствие, по их преступлению истек срок давности.

russian7.ru


Смотрите также

Календарь

ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мы в Соцсетях

 

vklog square facebook 512 twitter icon Livejournal icon
square linkedin 512 20150213095025Одноклассники Blogger.svg rfgoogle